Выборы в Южной Осетии

Nistru

Хранитель форума
14 ноября 2011
2.gif

В Южной Осетии 13 ноября прошли президентские выборы. Однако они не определили победителя избирательной гонки. Ни один из кандидатов (а их было 11) не преодолел заветный барьер в 50 %. Впереди второй тур. Он должен состояться не позднее, чем через 15 дней после подведения итогов первого голосования. Что означает этот пока что предварительный результат для Южной Осетии, России и ситуации на Большом Кавказе в целом?
Нынешние президентские выборы в Южной Осетии привлекают к себе внимание по нескольким причинам. Прежде всего, кампания 2011 года стала первыми выборами президента республики после ее признания. На сегодняшний день никто со стопроцентной точностью не возьмется сказать, какое будущее ожидает Южную Осетию. В отличие от Абхазии республиканская элита не ведет последовательную борьбу за реализацию собственного национально-государственного проекта. Идея объединения с братской Северной Осетией под эгидой большой России здесь популярна и у представителей власти, и у оппозиционеров. Достаточно сказать, что главный герой первого тура Алла Джиоева в своем предвыборном интервью российскому изданию "Коммерсант" назвала себя "россиянкой по паспорту и по духу".
И, тем не менее, сам факт признания югоосетинской независимости (а значит, и неучастия республики в грузинском государственном проекте) трудно недооценить. Каким бы ни был статус Южной Осетии, она развивается отдельно от Грузии под защитой российской государственной машины. И перспективы этого развития после августа 2008 года стали главным содержанием югоосетинской политической жизни.
Но нынешняя избирательная кампания знаменательна не только как символическая веха в политической эволюции постсоветской Южной Осетии. У нее есть много других измерений. Выборы 2011 года прошли без Эдуарда Кокойты, политика, занимавшего кресло президента в течение десяти лет. На этот срок пришлись такие драматические события, как "разморозка" конфликта с Грузией, "пятидневная война" и государственное признание. Долгое время главной интригой 2011 года казалась проблема третьего срока. И хотя сам Кокойты еще в прошлом году официально определился со своими перспективами, его слишком активные соратники, боровшиеся за пролонгацию полномочий своего шефа, не давали забывать о таком варианте.
e.gif

В сентябре 2011 года на горизонте замаячила другая перспектива. Все выглядело так, будто югоосетинский лидер стремится реализовать российский сценарий "тандема". На съезде правящей партии "Единство" Кокойты был избран ее лидером (у которого не может быть временных ограничений), а претендентом на пост президента был назван глава МЧС республики Анатолий Бибилов. Он рассматривался, как кандидат, желательный не только для Кокойты, но и для Москвы.
Российская власть многократно повторяла тезис о готовности поддержать выбор народа Южной Осетии, отправляя недвусмысленный сигнал о том, что затея с третьим сроком здесь не пройдет. Российское руководство не могло не понимать, что Кокойты в республике многие недовольны. В этой связи провоцировать нестабильность собственными руками Москва не хотела. В то же время Кремль четко и недвусмысленно дал понять, какой именно выбор был бы для него желателен. Для российских политиков предпочтительнее был вариант, предполагавший преемственность власти, при котором в республике не было бы резкого передела собственности и пересмотра геополитических приоритетов.
Впрочем, волнения по поводу внешней политики выглядят напрасными. Югоосетинские политики, споря друг с другом относительно внутриполитической ситуации, сохраняют согласие относительно стратегической ориентации на Россию. В имеющихся политико-географических реалиях выбор не слишком велик, у республики кроме Грузии и России просто нет никаких иных границ, а, следовательно, и вариантов для геополитического выбора.
Однако избирательная кампания стала для властей Южной Осетии нелегким испытанием. Сначала ей был брошен вызов со стороны Джамболата Тедеева, известного спортсмена, тренера сборной России по вольной борьбе. Выдвижение кандидатов также показало, что далеко не все готовы принять операцию "преемник". Сам факт выдвижения столь большого количества претендентов говорит о многом. С одной стороны, он свидетельствует о том, что партийные структуры в республике не сложились. Нет и признанных лидеров, способных консолидировать значительную часть общества. Но, с другой стороны, это многообразие показало, что югоосетинский социум имеет потенциал для усложнения внутриполитической повестки дня.
Сегодня эту республику очень часто сравнивают с Абхазией. И не в пользу Южной Осетии. Обычно в таком случае говорится об отсутствии свободы прессы, оппозиции, которая фактически вытеснена во Владикавказ и в Москву. Однако при всех вышеупомянутых условиях выборы президента здесь не стали игрой с заранее известным результатом. Политик, получивший поддержку лично Кокойты, Москвы и правящей партии "Единство", не смог завоевать кресло главы республики уже в первом туре. Более того, он не получил и простого большинства. На первое место вышла Алла Джиоева с 24,6 % голосов, опередив главу МЧС республики на 0,8 %. Разница невелика, но эти доли процента имеют немалое символическое значение, так как главным бенефициарием первого тура стал критик политики президента Кокойты и его команды.
Путь Джиоевой к первому месту в первом туре изобиловал очень интересными и подчас драматичными поворотами. В 2001 году она была доверенным лицом Кокойты, как кандидата на президентский пост. В то время он выступал против действующего президента Людвига Чибирова, имевшего поддержку Москвы и североосетинского руководства. Десять лет назад судьба президентского кресла также решалась во втором туре, где Кокойты выиграл у кандидата от республиканской Компартии Станислава Кочиева (нынешнего спикера парламента). Тогда Южная Осетия тоже ожидала перемен и проголосовала за политика, менее известного, чем другие "раскрученные" фигуры.
Сейчас многие в республике считают, что пришел черед не просто смены президента, но и серьезных изменений в системе управления. Джиоева сделала серьезную заявку на то, чтобы консолидировать эти настроения. По образованию она – педагог-филолог, выпускница Одесского университета, прошедшая путь от простого учителя до директора школы. После работы в предвыборной команде Кокойты она получила назначение на пост министра образования Южной Осетии, который занималав 2002-2008 гг. Однако затем ее карьера прервалась.
e.gif

С точки зрения республиканских властных структур, причиной отставки Джиоевой стало открытие против нее уголовного дела (она была приговорена к двум годам и двум месяцам условного наказания и штрафу). С точки зрения оппозиции, реальной причиной стали политические мотивы. Но как бы то ни было, а уход с чиновничьего поста открыл для Джиоевой дорогу в публичную политику. На выборы 2011 года она пошла с амбициозной программой, такой как проведение парламентских выборов в марте 2012 года, перевод высшего представительного органа республики на профессиональную основу, прямые выборы прокуроров национального и местного уровня, а также депутатов городского и районного советов.
В ходе избирательной кампании она не раз выступала с критикой неэффективной системы восстановления республики после многолетнего грузино-осетинского конфликта. В этом контексте критики удостаивались и российские чиновники, позволяющие использовать финансовые средства, выделяемые на эти цели не по назначению.
Не следует забывать, что день первого тура выборов в Южной Осетии был одновременно и днем проведения референдума о статусе русского языка, который предложено было сделать государственным. Джиоева расценила саму идею референдума, как заведомый и неоправданный популизм, подчеркивая при этом, что геополитический выбор в пользу России является в Южной Осетии национальным консенсусом.
Сегодня, когда озвучены только первые данные об итогах выборов, трудно сказать, сможет ли Джиоева нарастить свое преимущество или хотя бы не растратить его в течение двух недель. Говорить о поражении Бибилова пока что преждевременно. Помимо него, нескольких других кандидатов можно также считать выдвиженцами от "партии власти". Это заместитель главы администрации Цхинвали Алан Котаев (получил чуть больше 8 %), председатель Госкомитета по информации Георгий Кабисов (7,2 %), директор предприятия хлебобулочных изделий Вадим Цховребов (9,3 %). Их потенциал нельзя сбрасывать со счетов.
Не исключено также, что во втором туре будет раскручиваться тема "фальсификации". В этой связи многое зависит и от действий властей республики, и от позиции Москвы. Если будет установка на нормальные выборы, то эксцессов удастся избежать.
Однако при любом исходе второго тура уже сегодня ясно, что властям республики, несмотря на явное преимущество, легкая победа не удалась. Население Южной Осетии заинтересовано в усложнении внутриполитического процесса и в переменах. Москве также послан сигнал: внешние проявления любви к России еще не гарантируют успех. Кроме того, критика республиканской власти со стороны оппозиционных сил вовсе не означает, что они испытывают симпатии к Грузии.

источник:http://www.novopol.ru/-yujnaya-osetiya-legkoy-pobedyi-ne-poluchilos-text112355.html
 
Сверху