В Приднестровье нет долларов в продаже

Nistru

Хранитель форума
Сегодня 17,00

151-b4ae51b8a9f5ee81644b2ea664d3d72f.jpg

Доллары США исчезли из Приднестровья, их трудно купить в обычных обменниках, банки тоже ссылаются на недостаток наличности. Валюта «убежала» вместе с прежним председателем Приднестровского республиканского банка (ПРБ) Оксаной Ионовой.
Ее примеру последовал еще кое-кто из «бывших». Остальные чиновники «команды Смирнова» ждут решения своей судьбы.

«Зелени» ― зеленый свет
Имя Оксаны Ионовой громко прозвучало в конце 2011-го в связи с громкими разоблачениями, когда развернулась предвыборная борьба за президентское кресло: председателя ПРБ называли «кошельком семьи Смирновых». И едва Игорь Смирнов проиграл первый тур выборов, как пределы региона покинула его машина. Но ехал в ней не всем известный лидер, а Оксана Ионова. Пользуясь «зеленым светом» на всех таможенных постах Приднестровья, автомобиль направился в сторону Украины, увозя с собой «зеленую» наличность.

По-английски покинул пределы региона и министр здравоохранения и социальной защиты Иван Ткаченко. А перед этим спешно продал свой тираспольский дом за миллион долларов.
Участь этих должностных лиц уже определена. Другие высокопоставленные чиновники (более 80 человек) пока «на чемоданах». В соответствии с процедурой они отправлены в отставку. Так же поступал в свое время и Игорь Смирнов, в очередной раз оставшись у власти. Разница в том, что бывший лидер вновь принимал на службу всю свою команду. А кто уцелеет сейчас, пока неясно.

Так, с тремя министрами ― информации и телекоммуникаций Владимиром Беляевым, здравоохранения и социальной защиты Иваном Ткаченко, иностранных дел Владимиром Ястребчаком ― новый президент уже распрощался окончательно. И это неудивительно. Деятельность этих трех ведомств спикер Евгений Шевчук критиковал еще с трибуны приднестровского парламента — Верховного совета.

Почему онемело радио
На содержание радио и телевидения Приднестровья ежегодно тратится около $3,5 млн. Но как расходуются эти средства, депутаты Верховного совета проверить не могли. Исполнительная власть едва не присвоила два самых крупных информационных предприятия региона. Еще в 2008-м парламентарии неожиданно обнаружили: оказывается, Верховный cовет, который вместе с Игорем Смирновым основал радио и телевидение в 2000 году, сейчас их учредителем не является. Министерство информации и телекоммуникаций незаметно почти прибрало их к рукам. Масс-медиа были реорганизованы в государственные учреждения и превратились в структурные подразделения этого ведомства. Для этого сотрудникам радио и телевидения оставалось только подписать новый устав.

Бои за них между ветвями власти развернулись нешуточные. И вот результат: радио ютится в приспособленном помещении и вещает всего несколько часов в сутки, а половина его журналистов отправлены в отпуск.
Но на этом неразбериха со СМИ не закончилась. В разгар обсуждения бюджета-2008 в главной официальной газете региона «Приднестровье» появилось объявление министерства информации и телекоммуникаций о тендере. Оно намеревалось приобрести оборудование для редакции еженедельника «Адевэрул нистрян» «согласно спецификации». Столов, стульев и шкафов для десятка сотрудников потребовалось немного. Зато компьютеров ― целых 16, да еще 4 модема, 3 цифровых фотоаппарата, столько же цифровых диктофонов и целых пять автомобилей «Нива». Оплата производилась в виде «взаимных денежных зачетов по налоговым платежам в республиканский бюджет». Между тем депутаты как раз тогда пришли к выводу, что дефицит бюджета достигнет 40%, и пытались максимально сократить расходы.

Но и это еще не все. Спикер Верховного совета Евгений Шевчук первым открыто заговорил о цензуре и нарушении закона о СМИ еще в 2007-м. Уже тогда наметилось противостояние законодательной и исполнительной властей. И подконтрольное президенту телевидение Приднестровья не лучшим образом редактировало сообщения пресс-службы Верховного совета. Уже тогда у Шевчука было свое мнение и по поводу освещения выборов. Он считал, что это прерогатива независимых, а не официальных СМИ. Понятно, что такая точка зрения противоречила тактике министерства.

Льготы? Отменить
Недаром поторопился с отъездом и министр здравоохранения и социального обеспечения Иван Ткаченко, по совместительству семейный врач Смирновых. Несколько лет назад Евгений Шевчук уже требовал объявить ему импичмент.

Не успев занять кресло в 2001-м, Ткаченко упразднил городские и районные отделы здравоохранения. С тех пор соответствующие больницы и поликлиники подчиняются только министерству и финансируются отсюда же. Тогда же во многих селах были закрыты фельдшерские пункты. И старикам пришлось путешествовать в город даже для того, чтобы измерять давление.

На 2011-й приходится юбилей другой печально известной инициативы. Как раз накануне президентских выборов-2006 министр государственного милосердия подставил ножку всем больным, пожилым и неимущим приднестровцам. Минздрав пересмотрел систему льгот для инвалидов разного рода, чернобыльцев, афганцев, защитников Приднестровья, пенсионеров по возрасту, многодетных семей, медработников, больных в состоянии, угрожающем жизни... Они были существенно «подкорректированы» в сторону уменьшения или вообще приостановлены.

А в 2007-м председатель Верховного совета Евгений Шевчук потребовал отставки Ивана Ткаченко. Комиссия, созданная по инициативе депутатов, обнаружила в больницах просроченные медикаменты. Лекарства с истекшим сроком годности по распоряжению министра передавались в детские дома и интернаты. А вот оборудование для лечебных учреждений министерство приобретало по завышенным ценам: например, только десять микроскопов обошлись казне по полторы тысячи долларов, хотя в Кишиневе такие же можно было купить на порядок дешевле. И это лишь один пункт из длинного списка. Тогда чиновника отстоял Игорь Смирнов. Теперь ему не на кого было надеяться.

МИДу придется перестраиваться
Концепция внешней политики, которой до сих пор руководствовался МИД Приднестровья, признана российскими экспертами туманной и неграмотной. Тем не менее министерство не испытывало неудобств и отчитываться ни перед кем не желало. Депутаты Верховного совета не раз безуспешно пытались заслушать министра Владимира Ястребчака, ныне смещенного с должности.

Впрочем, все приднестровские министры болезненно реагировали на «вмешательство во внутренние дела» своих ведомств. Никакой прозрачности и открытости перед налогоплательщиками, хотя существовали они именно на деньги простых приднестровцев. Избиратели Евгения Шевчука надеются, что сейчас положение изменится.

Кто еще не вернется?
Советнику президента по делам религий и межконфессиональным отношениям Петру Заложкову и его супруге, государственному советнику президента Анне Волковой, скорее всего, придется подыскивать новую работу.

Должность Петра Заложкова депутаты предлагали упразднить еще в 2008-м, когда приняли новый закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Их поддержал и епископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан, который давно конфликтовал с Заложковым. Недовольны чиновником были и религиозные объединения по причине его грубости и некомпетентности. Советнику даже пришлось судиться с некоторыми из них, а его подчиненного вообще уличили в вымогательстве взятки. Однако тогда распрощаться с Заложковым не удалось. Игорь Смирнов наложил свое вето на закон. А ведь он находился в полном соответствии с российским законодательством, на гармонизации с которым прежний президент Приднестровья всегда особенно настаивал. Согласно российскому аналогу закона, функции Петра Заложкова легко можно поделить между министерством юстиции (регистрация) и прокуратурой (надзор над соблюдением законодательства). Вероятно, это сейчас и произойдет.

Супруга Петра Заложкова Анна Волкова известна, прежде всего, своей книгой «Лидер», в которой воспевается Игорь Смирнов. Что еще входит в круг обязанностей советника, неизвестно. Тем более что «советников, представителей и уполномоченных» в окружении Игоря Смирнова было немало.

В списке чиновников, отправленных в отставку Шевчуком, обнаружились уже забытые приднестровцами фамилии людей. Они давно покинули родину, но, как оказывается, все еще исправно получали от нее зарплату. Среди них Людмила Шульга, некогда возглавлявшая приднестровское телевидение. Она уже несколько лет живет в Одессе, оставаясь при этом советником президента по информационной безопасности. А ее муж Борис Акулов, предшественник Владимира Беляева на посту министра по СМИ, оказывается, исполняет там же должность полномочного представителя Приднестровья в Украине. Напомним: это с его помощью Игорю Смирнову почти удалось прибрать к рукам радио и телевидение.

А как вам должность «специального представителя президента в странах СНГ по вопросам экспорта зерна и импорта сельскохозяйственной техники и удобрений»? С первого взгляда понятно, что это чистейшая синекура. Ведь сейчас в приднестровском аграрном секторе трудятся, в основном, частные фирмы. А они самостоятельно торгуют своей продукцией и закупают для себя комбайны.

Временно назначены
Пока временно исполняющими обязанности министров назначены: информации и телекоммуникаций — Евгений Зубов, юстиции — Мария Мельник, природных ресурсов и экологического контроля — Александр Козельский. И.о. мэра Бендер стал Александр Москалев, Тирасполя и Днестровска — Иван Васильев. Произошли некоторые кадровые перестановки и в администрации президента, а кроме того, она сменила адрес.

Ожидается, что главные назначения состоятся на предстоящей неделе. Ведь Евгений Шевчук пообещал сделать это в двухнедельный срок после инаугурации.

Сергей Герасименко
 

SANTA

Главный Дракон
А что за источник такой? Многое из сказанного за уши притянуто.
 
Сверху