В Молдове грубо нарушаются права людей, проживающих в Приднестровье

Сникерс

Талант
Втр 12 Июл 2011


smirnov_13.jpg


Президент ПМР Игорь Смирнов выступил перед главами постоянных миссий при ОБСЕ со специальным докладом.

Его текст воспроизводит РИА "Днестр" со ссылкой на пресс-службу главы государства:

Приветствую столь представительную делегацию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая является посредником в нормализации отношений между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова. Выражаю также признательность Литовскому Председательству и всем организаторам нашей встречи за то, что после столь длительного перерыва мы имеем возможность встретиться с послами почти двух десятков государств, представленных в ОБСЕ.
В делегации Приднестровья - руководитель МИД ПМР, а также руководители экспертных групп от Приднестровской Молдавской Республики, в ведении которых вопросы социально-экономического взаимодействия с Республикой Молдова. Как вы можете убедиться, спектр вопросов весьма широк - от борьбы с преступностью до вопросов гуманитарного обеспечения, от экономического взаимодействия до гуманитарной помощи.
Я не буду вдаваться в истоки молдо-приднестровского конфликта. Для каждого из вас подготовлен информационно-аналитический материал, касающийся возникновения конфликта.
Остановлюсь на самом важном.
Первое. Призываю вас отказаться от мысли, что конфликт возник искусственно или был навязан извне. Решение о создании независимой Приднестровской Молдавской Республики принималось не в Москве или где-то в других местах, оно принималось в Тирасполе, Бендерах, Рыбнице, во всех городах и селах, жители которых на всенародных референдумах и сельских сходах поддержали идею нашей государственности. Наша независимость - это ответ на действия националистических властей Молдовы, и она по-прежнему остается главной гарантией нашего мирного будущего.
Второе. Корни конфликта - в тех решениях, которые принимались в рамках национальной политики Советского Союза в 1920-1930 годах и в рамках Пакта Молотова - Риббентропа. Если кто-то полагает, что можно вновь навязывать искусственные решения целым народам, как это было в 1939 году, то тем самым он способствует консервации решений, осужденных международным сообществом.
Третье. Действительно, и в Приднестровской Молдавской Республике, и в Республике Молдова живут молдаване, русские, украинцы, болгары, представители других национальностей. Но, это не должно создавать иллюзий относительно «легкости» урегулирования. В Молдове существует мононациональное государство, в котором есть титульная нация, а нацменьшинства составляют не более 10%. Причем этническая принадлежность титульной нации вызывает большие сомнения: в школах изучается история румын, на протяжении 20 лет государственным языком, по сути, является румынский. В Приднестровье качественно иная ситуация, здесь в равной степени представлены основные этнические группы. Поэтому этническая составляющая конфликта также имеет весьма серьезное значение.
Сегодня вечером у вас будет возможность пообщаться с лидерами украинской, молдавской, русской общин и напрямую задать интересующие вас вопросы.
Четвертое. Неверно считать, что сепаратисты — здесь, в Приднестровье. Напротив, именно приднестровцы старались сохранить имевшуюся общность. После распада великой державы мы говорили о федерации, о конфедерации, принимали соответствующие решения на уровне Верховного Совета нашего государства. Но наши предложения, наша готовность к компромиссному диалогу неизменно воспринимались в Кишиневе как наша слабость.
В нас не хотят видеть равноправного партнера, который обладает равным статусом с Республикой Молдова. Равным статусом абсолютно во всем, поскольку Приднестровская Молдавская Республика уже имеет международно-признанный статус - статус стороны конфликта. Это неоднократно подтверждалось и ОБСЕ, ведь важнейшие документы, подписанные в рамках переговорного процесса с Республикой Молдова, депонированы ОБСЕ и имеют статус международных договоров для всех их подписантов.
К сожалению, примеров игнорирования принципа равноправия сторон конфликта мы наблюдаем достаточно много, и не только со стороны официального Кишинева. В начале этой беседы я поблагодарил за организацию данного визита, и подтверждаю сказанное, однако не могу не сказать о следующем. Несмотря на то, что Приднестровье - такая же сторона конфликта, как и Молдова, но наши представители по-прежнему не имеют возможности представить свою точку зрения на Постоянном Совете ОБСЕ. Что это, как не нарушение принципа равноправия со стороны авторитетной организации, которая стремится быть беспристрастным и объективным посредником?
Без соблюдения принципа равноправия не может быть продвижения вперед. Надеемся, что это понимают и наши международные партнеры.
Пятое. Народ Приднестровья привык верить исключительно реальным делам, а не декларациям, которых было достаточно много. Этому нас научила сама жизнь. Именно поэтому мы уделяем такое большое внимание выполнению ранее подписанных договоренностей и соглашений с нашим участием. Перед вами сборники документов переговорного процесса на трех языках. Это те соглашения, которые подписывались с 1994 года. Если бы в Кишиневе были готовы в полной мере выполнять эти договоренности, то переговорный процесс был бы гораздо эффективнее.
Нам часто говорят: это прошлое, надо не оглядываться, а идти вперед. На самом деле идти вперед можно только тогда, когда для этого есть основа. В противном случае это будет виртуальным процессом, который будет обманом народов Молдовы и Приднестровья, обманом международного сообщества и, в конечном счете, заведет всех в тупик. Именно поэтому мы настаиваем, и будем настаивать на выполнении ранее достигнутых договоренностей. В этом гарантия того, что и новые соглашения будут выполнены.
К вопросу о новых соглашениях.
Мы никогда не выступали против переговорного процесса и не мы его прервали, поэтому убеждены, что альтернативы мирному политическому диалогу нет. Но мы не собираемся вести «переговоры ради переговоров», а со всей серьезностью относимся к их эффективному и результативному ведению.
Поэтому нас интересует, кто является уполномоченным в Республике Молдова на ведение переговорного процесса? Согласно Конституции главой государства является Президент Республики Молдова. Именно главами Молдовы и Приднестровья подписано и утверждено большинство документов переговорного процесса. Скоро два года, как в РМ нет легитимно избранного Президента. Означает ли это, что мы должны остановиться и прекратить контакты? Конечно, нет. Именно поэтому еще 4 апреля я, как глава исполнительной власти Приднестровской Молдавской Республики, пригласил своего коллегу из Кишинева, господина Филата, посетить Приднестровье и обсудить наиболее актуальные вопросы взаимодействия. Но ответа из Кишинева я не получил.
Предвижу ваши вопросы: а как: же «футбольная дипломатия»? Вообще-то, политику и спорт лучше не смешивать. На футбольных матчах самое лучшее занятие - смотреть футбол или играть в него на поле, а не пытаться решать разного рода проблемы, требующие серьезной, профессиональной дискуссии. У нас есть опыт предыдущих футбольных встреч, когда многие благие намерения так и остались нереализованными. Поэтому призываю не ожидать многого от продолжения такой практики.
Что касается формата «5+2», то хочу повторить, что не приднестровская сторона, а Республика Молдова сорвала в 2006 году работу Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию.
За прошедшее время ситуация только ухудшалась: предприятия Приднестровья вынуждены платить налоги и в бюджет Республики Молдова. И это при том, что никаких межбюджетных связей между нашими государствами нет. С нас попросту собирают дань - при попустительстве международного сообщества. Наши убытки составляют до 50 млн. долларов в год, а это пенсии, зарплаты врачам и учителям, стипендии студентам.
Наши экономические агенты и граждане не могут пользоваться железной дорогой из-за того, что 5 лет назад такое решение было принято Кишиневом в одностороннем порядке. 22 апреля этого года, т.е. 2 с половиной месяца назад, представители молдавской и приднестровской железной дороги утвердили технологическую схему движения, но окончательного решения правительства Молдовы, для которого требуется просто добрая воля и здравый смысл, до сих пор нет.
Мы не можем вести нормальную межведомственную работу из-за того, что, во-первых, в Молдове не видят в нас равноправных партнеров. Во-вторых, в Молдове в очередной раз изменили свое отношение к проекту регламента для экспертных групп, который ещё в ноябре и декабре был согласован всеми сторонами, посредниками и наблюдателями. Мы не собираемся обманывать международных партнеров и выбрасывать в корзину их усилия. Если это готовы вновь сделать в Кишиневе — нам не привыкать, но мы надеемся на то, что и вы, высокие международные представители, сделаете свои выводы.
В Молдове грубо нарушаются права людей, проживающих в Приднестровье. Кто-то является «уголовными преступниками» только за то, что честно выполняет свои профессиональные обязанности. Кто-то является «правонарушителем» только за то, что постоянно проживает в Приднестровье, и не явился на поклон в молдавские государственные структуры за подтверждением своего неотъемлемого права жить на своей земле. Приведенные факты – лишь малая часть из того, в каких условиях вынуждены жить приднестровцы. Поэтому когда звучит утверждение, что есть все для возобновления официальной работы в формате «5+2», мы учитываем реализм и объективную оценку всех составляющих данного процесса. Ни с марта 2009 года, когда президенты России, Приднестровья и Молдовы договорились создавать необходимые условия для возобновления работы в «5+2», ни с мая 2010 года, когда это подтвердили президенты России и Украины, ни с апреля 2011 года никаких позитивных изменений не произошло.
Тем не менее, мы готовы к ведению полноценного переговорного процесса, который основывался бы на следующих принципах:
1) равенство сторон конфликта, т.е. наличие у них равных прав и обязанностей, исходя из факта международного признания Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики в качестве сторон конфликта;
2) ведение переговорного процесса исключительно мирными политическими средствами;
3) отказ, от применения силы или угрозы силой, а равно любых форм политического, социально-экономического, информационного, дипломатического и иного давления;
4) соблюдение договоренностей переговорного процесса;
5) соответствие воле народа Приднестровской Молдавской Республики;
6) правовое оформление договоренностей переговорного процесса, включая ратификацию (одобрение) важнейших документов парламентами Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики, а также стран-гарантов, депонирование таких документов Организацией по Безопасности и Сотрудничеству в Европе или иными депозитариями в соответствии с договоренностями сторон;
7) принятие документов переговорного процесса в пределах полномочий соответствующих должностных лиц и в соответствии с учредительными документами тех или иных форматов переговорного процесса;
8) разработка и утверждение комплексной системы гарантий в переговорном процессе, включая правовое оформление полномочий государств-гарантов в случае нарушения одной из сторон конфликта договоренностей переговорного процесса;
9) безусловное сохранение формата нынешней миротворческой операции до окончательного урегулирования молдо-приднестровского конфликта.
Наши предложения, основанные на данных принципах, уже неоднократно направлялись как официальному Кишиневу, так и другим партнерам. Ответа из Молдовы на наши инициативы мы так и не получили.
Мы так же исходим из того, что магических решений для данного конфликта нет, а реальные решения не всегда зависят от арифметических комбинаций вроде «5+2» или других.
Нас не интересует ни «особый статус», ни «территориальная целостность» Молдовы - тем более что именно ОБСЕ ещё в 1993 году заявила о невозможности соблюдения прав и интересов приднестровцев в едином с Молдовой государстве. Да мы и не посягаем на территориальную целостность Молдовы - соседней с нами страны. Мы — независимое государство.
Есть воля народа, которая в XXI веке в любом демократическом обществе является высшим законом.
Народ Приднестровской Молдавской Республики свою волю высказал и заплатил за нее самой высокой ценой - жизнями своих сыновей и дочерей.
Мы готовы к компромиссам, но не за счет нашего будущего и будущего наших детей, не за счет решения народа.


 
Сверху