УЛЬЯНОВСКИЙ КСЕНОФОБ

Сникерс

Талант
Сегодня 11:54

50451.jpg
Так происходит, что время от времени я сужусь. Не стесняясь, что может кому-то будет неудобно или что может быть будет не очень удобно мне самому, я все-таки подаю жалобы в прокуратуру и полицию и исковые заявления в судебные инстанции, когда ситуация того требует. И связано это бывает с самыми разными жизненными ситуациями.
Это очень странно в нашей стране звучит. Рядовые граждане отлично понимают, что не всегда только одной правдой-маткой можно убедить суд в своей правоте. Обдумывая доказательства или их отсутствие и будучи даже компетентными в правовых вопросах людьми, общество всегда будет осуждать судебную и правоохранительную систему в предвзятости, необъективности и заинтересованности. За примерами далеко ходить не надо. По интернету блуждают ролики, свидетельствующие не только о ярко-выраженной коррупции в молдавской системе правоохранительных органов. Но я, тем не менее, продолжаю борьбу с ветряными мельницами, ощущая себя порой не столько Дон Кихотом, сколько говорящим бревном Папы Карло.
Мне встречались разные судьи по разным делам. Среди них я выделяю порядочных, предвзятых, компетентных, некомпетентных и коррупционеров. И в эти слова я вкладываю свой смысл и значение. «Порядочный» — это не всегда «компетентный», а «предвзятый» — это не всегда «коррупционер».
В список я добавлю, пожалуй, сегодня, еще одно слово —"ксенофоб«.
После процесса активной «демократизации» нашего общества, «развития культурного и исторического наследия», в результате чего общество становится все более «правильным» и румынским, судебная система страны еще сильнее растворила себя во власти, что позволяет сегодня представителям судебной ветви ассоциировать себя с ветвью законодательной и поддерживая, в то же время, маразмы власти исполнительной.
И если кто-то сегодня по фамилии Тэнасе уходит из партии Филата в Конституционный суд, поддерживая между прочим прорумынскую ориентацию Молдовы, то это не значит, конечно, что суды Молдовы станут более политизированы и зависимы от решений системы государственного управления.
Но мне очень интересно знать, в таком случае, какого черта Александру Тэнасе понадобился Конституционный суд Молдовы, вместо привычного и теплого парламентского места или места министра юстиции государства, в котором, за последние два года, не произошло абсолютно ничего положительного в деле борьбы с коррупцией или вопросе снижения уровня преступности в «проевропейской» Молдове...?
Александру Тэнасе, можно предположить, не удалось состояться как министру в силу своей сомнительной компетенции и заинтересованности далеко не в государственной политике Молдовы. Затронув Конституционный суд, у Тэнасе появляются куда большие возможности манипулирования и без того забитым обществом.
Потому не удивляйтесь, дорогие сограждане, если в ближайшее время из судов Гагаузии, Бельц или севера Молдавии попрут не только судей, не владеющих в совершенстве государственным языком, но и граждан, подающих петиции, жалобы и заявления на языке, который не называется государственным.
И здесь, чтобы меня правильно понимали, я не агитирую за судей, не владеющих в совершенстве государственным языком, а только за граждан республики Молдова, которые, в силу истории, подают свои обращения в компетентные органы в 90% случаях на родном языке. Это очень актуальный вопрос для Гагаузии и для северных районов Молдовы, а также отдельных населенных пунктов страны, где преимущественно проживают русскоязычные граждане.
В любых языковых спорах я привык напоминать оппонентам, что конфликт с Приднестровьем начался «всего лишь» из-за языка! И из-за этого «всего лишь» пролилась кровь, и погибли люди...
Потому мой вопрос относительно клана Тэнасе — остается открытым.
Националисты продолжают осваивать власть в Молдавии и продолжают уничтожать ее коренное население.

Я немного ушел от темы.
В апелляционном суде Кишинева, судья Ксенофонт Ульяновский, после диалога со мной на молдавском языке и просмотрев заявление, поданное на русском, задал такой вопрос:

— А Вам что... не нравится молдавский язык?
— Нет. Мне нравится молдавский язык. Но писать заявления и говорить в суде, для необходимой точности, я буду на родном.
— Я вижу, Вы и по-молдавски говорите...
— Ну и на родном я говорю не хуже...

Отмечу, что это не первый случай, когда судьи готовы по пять минут уделять языковому вопросу и читать мораль о государственном языке и всего минуту уделять существу поданного на рассмотрение заявления. И есть разные дела. И есть разные ситуации. Где-то я говорю на молдавском. В каких-то моментах — на русском. И я очень уважаю людей, которым это не мешает жить. И я очень не уважаю людей, которые из этого создали и продолжают создавать проблему. Проблему для всей Молдовы.
Я не могу сказать Вам в суде, господин Ксенофонт Ульяновский, что я о Вас думаю после подобного рода рассуждений. Я обязан уважительно к Вам относиться.
Но суд прошел. И теперь я вправе назвать Вас ксенофобом. Эта мое мнение, с которым, нравится Вам или нет, многие согласятся...

источник робинович.мд
 
Сверху