Приднестровский бизнесмен Виктор Иванес пытается сблизить берега

Nistru

Хранитель форума
Истории приднестровского конфликта уже два десятка лет. Считается, что его урегулирование – дело исключительно политиков. Но председатель Клуба деловых людей Приднестровья «Содружество» Виктор ИВАНЕС уверен, что сыграть свою роль может и общество. Нужно только разрушить стереотипы, сложившиеся еще в начале девяностых годов прошлого века.
Сегодня Виктор Иванес — в гостях у читателей «АиФ в Молдове».
Как укрепить меры доверия?

- Виктор, вы — один из представителей поколения, которое взрослело в разорванной конфликтом 1992 года стране. Многие ваши сверстники выросли с сознанием, что правобережная Молдова ведет недружественную политику по отношению к Приднестровскому региону. Разделяли вы когда-нибудь это мнение? И если да, как вам удалось его изменить?
- Когда начался приднестровский конфликт, я еще учился в школе. Может, меня тогда волновали совсем другие проблемы, но не помню, чтобы между людьми с двух берегов Днестра была какая-то враждебность. Конечно, у нас были встревожены происходившими на правом берегу переменами, связанными с законами о языке, латинской графике, триколоре. Всё изменилось, когда начались боевые действия и стали гибнуть люди — атмосфера в обществе накалилась, появилось недоверие.

Но и тогда, и в течение последующих двадцати лет обычные граждане не были агрессивно настроены против таких же жителей Правобережья. Все прекрасно понимали, что конфликт развязали не крестьяне, не рабочие, не учителя, не врачи, а кучка политиков, которая действовала по принципу «разделяй и властвуй». Мы все – и приднестровцы, и люди с правого берега – стали заложниками политической игры.
Сейчас я часто бываю в Кишиневе. У меня здесь много знакомых, в том числе тех, кто когда-то жил в Приднестровье, а потом перебрался сюда. И ничего — живут, работают, растят детей и не жалуются, что их кто-то притесняет, «выдавливает» отсюда.
- Уже несколько лет наши политики говорят об укреплении мер доверия между берегами. Но, во-первых, никто не может внятно объяснить, что под этим подразумевается, во-вторых, кто и как конкретно должен их укреплять. Каково ваше мнение по этому вопросу?
- Я думаю, укрепление мер доверия – это последовательное устранение тех искусственных препон и стереотипов, которые старательно возводились и вдалбливались людям в головы в последние два десятилетия. И здесь нужна политическая воля.
- То есть вы считаете, что именно политики с обоих берегов должны разбивать стереотипы?
- Не только, но и они тоже. По крайней мере, именно они могут создать условия для свободного передвижения людей и товаров и облегчить жизнь для своих граждан. Согласитесь, это ненормально, когда я, гражданин Молдовы, должен давать отчет молдавским таможенникам, почему везу кишиневским друзьям на юбилей несколько бутылок коньяка.
За последний год, после прихода к власти в Приднестровье новой команды, что-то начало меняться. Шевчук, например, издал указ об отмене 100-процентной пошлины при ввозе молдавских товаров. Но Кишинев, к сожалению, подобных действий не предпринимает. Наоборот, таможенники с правого берега теперь, кроме НДС, требуют уплаты таможенной пошлины за ввоз любых товаров с левого берега.
Мы считаем, что пришло время изменить постановление молдавского правительства, которое регулирует порядок провоза товаров через внутренние контрольные таможенные посты. Это, по сути, тоже заградительный барьер для приднестровцев.
И один в поле воин

- Вы рветесь в политику, чтобы иметь возможность решать подобные проблемы?
- В общем-то да. Помните, как говорили: «Если не я, то кто же?». Мы не должны сидеть и ждать, пока за нас решат другие. Если у меня есть желание, силы и знание проблем, с которыми сталкиваются приднестровцы, то почему нет?
- Странно, что вы хотите заниматься политикой на правом берегу. В нашем парламенте уже 20 лет нет представителей Левобережья…
- Кто-то ведь должен начинать! Когда несколько лет назад у меня возникла такая идея, меня всячески стращали, что посадят за инакомыслие и работу в пользу Молдовы на нашем берегу, не поймут на вашем… Но ничего не произошло, и я готов заниматься политикой, чтобы лоббировать интересы нашего региона.
- Вы пока один в поле воин. Не хотите примкнуть к какой-нибудь молдавской партии?
- Пока я об этом не думал.
- А предложений не было? Наши партии очень любят бизнесменов…
- Предложения можно рассматривать. Но только те, которые соответствуют моей личной цели – разбить искусственно созданные барьеры и сблизить берега. А не те, которые направлены на увеличение электората за счет приднестровцев, о которых после выборов можно спокойно забыть.
Вообще же я беспокоюсь не о политиках, а о бизнесменах, именно для них хочу наладить отношения между берегами.
Приднестровский Клондайк

- И для этого вы создали клуб деловых людей?
- Да.
- Сложно привлекать бизнесменов к его работе?
- Нелегко. С крупным бизнесом проще: ему отношения с правым берегом интересны. А вот с мелкими предпринимателями, которые платят львиную долю налогов, гораздо сложнее. Они чего-то опасаются и не понимают своей выгоды.
Еще момент: когда я с кем-то говорю на левом берегу, то очень часто начинают вспоминать историю конфликта, сыпать фактами, говорить о том, что было когда-то. Да, мы не должны забывать того, что произошло, нужно помнить тех, кто стал жертвами братоубийственной войны. Но прошло двадцать лет. Выросли новые поколения. Нет уже тех политиков. Мир изменился. Нельзя всегда жить прошлым. Надо идти вперед, искать и находить компромиссы. Необходимо попытаться наладить отношения, начать всё с чистого листа.
- А кишиневских бизнесменов вы пробовали привлечь к деятельности вашего клуба или хотя бы повернуть их в сторону левого берега?
- Конечно, пробовал. Но люди боятся нашей непризнанности, говорят, что, мол, все там так непредсказуемо, просят гарантий. Хотя на самом деле гарантия – это законность деятельности. И потом, в бизнесе всегда есть риск, и неважно, на каком берегу Днестра он ведется.
Вы себе не представляете, сколько можно сделать в Приднестровье! Регион только сейчас начинает открываться миру. Здесь нет многого из того, что есть в Кишиневе или Украине, например. Для людей с головой и желанием что-то сделать здесь просто Клондайк!
Условия для перезагрузки

- Можно ли сегодня говорить о перезагрузке отношений между Кишиневом и Тирасполем?
- Если мы будем только говорить, то с мертвой точки не сдвинемся. Нужно реально действовать. И правительствам, и обычным гражданам. Должны быть сделаны встречные шаги как с одной, так и с другой стороны. Это же невозможно: нас разделяет не такая уж широкая река, а мы живем будто в двух разных мирах.
- Вы верите в то, что урегулирование приднестровского конфликта осуществимо в обозримом будущем?
- Да. Хотя сегодня Кишинев, как мне кажется, не горит желанием принять в объятия 300 тысяч избирателей Приднестровья, потому что это поставит крест на планах унионистов. А Тирасполь не знает, как договариваться с кишиневскими политиками, потому что они друг с другом не могут договориться. К тому же за 20 лет конфликт «оброс мясом»: пусть Приднестровская республика не признана мировым сообществом, но здесь действует своя государственная машина, люди живут по своим законам, многие из которых отличаются от законов правобережной Молдовы. То есть придется решать ворох проблем, но, повторяю, урегулирование возможно на условиях федерализации. Судя по информации, просочившейся в прессу, именно так видят урегулирование конфликта и главы крупнейших мировых держав – Путин и Меркель.
- Да вы оптимист, как погляжу.
- Да. Оптимисты двигают прогресс.

ДОСЬЕ
Виктор Иванес родился в 1976 г. в Рыбнице. Учился в Северо-западном государственном техническом институте, машиностроительный факультет. Работает генеральным директором ООО «Виливи». Учредитель и председатель Клуба деловых людей «Содружество».
источник тут
 

Сергей

Старший хранитель
Брат .Правильно сказал.В Кишиневе русских больше ,чем в некоторых областях России.И ,что теперь обос.....ся и не жить.Живем .Слава Богу!
 
Сверху