Приднестровье второй Тайвань?

Nistru

Хранитель форума
Может ли получиться у Приднестровья как у Тайваня?
Taipei-101-Taiwan1.jpg


Одним из символов Тайваня стало здание – башня «Тайбэй-101». 101- этажный небоскреб высотой в 508 метров, построенный в столице Тайваня Тайбэе, официально признан вторым среди самых высоким зданий в мире. Башня, расположенная в деловом центре тайваньской столицы, гордо возвышается над суперсовременным мегаполисом.

Существует много споров на предмет инвестиционной привлекательности территорий, официально не имеющих статуса «де-юре» в рамках международного права, или так называемых «непризнанных» государств. Хороший пример динамичного и поступательного развития – это Тайвань.

Мне посчастливилось посетить этот уникальный остров-государство в конце марта 2012 года по приглашению Совета по Развитию Внешней Торговли Тайваня (TAITRA). Совет был основан в 1970 году с целью продвижения тайваньской продукции на мировой рынок при поддержке правительства Тайваня, промышленных предприятий и торговых организаций. ТАЙТРА оказывает содействие тайваньским бизнесменам в укреплении их международных позиций и преодолении сложных задач на международных рынках.

В 52 офисах ТAITRA, разбросанных по всему миру, включая штаб-квартиру в городе Тайбэй, работают свыше 600 высококвалифицированных специалистов. Это сильная организация, которая помогает преодолевать информационный вакуум и продвигать тайваньские товары. Офисы организации открыты у наших соседей в городах Киев, Москва и Бухарест, которые покрывают своей деятельностью территорию России, Украины, Молдовы и Румынии. Они обеспечивают информацией, а также оказывают помощь тайваньским и зарубежным компаниям в поиске торговых партнеров, организуют торговые делегации, проводят исследования региональной конкуренции и вопросов двусторонней торговли, консультируют по вопросам внешней торговли и участвуют в крупнейших международных выставках.

Правительство Тайваня уделяет огромное внимание вопросам развития бизнеса, понимая, что бизнес – это налоги, рабочие места и позитивный имидж государства. Верно избранная экономическая стратегия и приоритеты развития ведут к положительному развитию всего государства. Поскольку долгое время чуть ли не единственным ресурсом Тайваня была дешёвая, исключительно дисциплинированная и достаточно квалифицированная рабочая сила, то на первых порах акцент был сделан на экспортно-ориентированную лёгкую промышленность, то самое производство одежды, тканей, париков, мягких игрушек и пр. Использовалась давальческая схема, которая применяется и предприятиями легкой промышленности Приднестровья. Используя эти конкурентные преимущества, тайваньцы начали проникать на мировые рынки. В 80-е годы, с накоплением предпринимательского опыта и инвестиций, перешли к следующему этапу – к развитию металлургии, судостроению, нефтехимической промышленности.

В отношении второго этапа развития Тайваня, за нас этот шаг индустриализации был сделан еще во времена СССР. Большие машиностроительные и металлургические гиганты были размещены в Приднестровье для развития этого агарного региона. В данный момент условия ограниченного внутреннего рынка мы преодолеваем, как и тайваньцы: перерабатываем ввезённое из-за границы сырьё, а изготовленную по иностранным или местным технологиям продукцию отправляем на экспорт.

В 90-х годах, когда рабочая сила перестала быть дешёвой, Тайвань занялся структурной перестройкой экономики, подчинив практически всё развитию наукоёмких отраслей. На Тайване практически нет природных ресурсов, поэтому информационная революция предопределила дальнейшее развитие страны. Последовала оперативная реакция на возросший в мире спрос на оборудование и компоненты IT-индустрии. Правительство не осталось в стороне и выдало под это производство $20 миллиардов дешёвых кредитов. Тайвань одним из первых пошёл по пути создания специальных экономических зон и технопарков, прототипами которых стала знаменитая американская Кремниевая долина. В результате сегодня по производству компьютеров маленький Тайвань уступает лишь Японии, США, Германии, Великобритании и Франции (знаменитые бренды – Acer, Asus). А по выпуску микрочипов, DRAM-памяти, LCD-панелей Тайвань стал и вовсе одним из мировых лидеров. Сегодня компьютерная и микроэлектронная промышленности дают более 50% ВВП. Этот небольшой остров наглядно показал, что именно высокие технологии способны вывести экономику в мировые лидеры и что результаты достигаются за счёт концентрация всех ресурсов на отдельных направлениях.


Тайванский пейзаж
111173.jpg

Многие могут сказать о массированной американской помощи и вкладе США в создание основ «тайваньского экономического чуда». С этим трудно не согласиться, тем более что Вашингтон фактически стал гарантом независимости острова, а также открыл доступ к передовым технологиям, рынкам большинства стран для тайваньских товаров и обеспечил получение инженерного образования в США. Эти факторы, безусловно, предопределили успех модернизации экономики. Но главная заслуга Тайваня, в отличие от других развивающихся стран, – это эффективность использования этой помощи. Именно этот фактор и сделал то самое чудо, о котором мы говорим. К примеру, Приднестровье получает тоже огромную поддержку из России — как финансовую, так и техническую, как прямую, так и косвенную (оплата за газ), а также именно Россия является страной-гарантом мира и безопасности в регионе. Тогда возникает вопрос, а насколько эффективно мы используем эту помощь, и почему за 20 лет мы не смогли построить экономическое чудо, а лишь потеряли все, что досталось нам в наследство от Советского Союза? Может быть, в первую очередь, надо искать причину в нас, а не винить во всем внешний фактор (блокада, Молдова, кризис и т.д.)



Основной особенностью экономики Тайваня и одной из слагающих экономического чуда является доминирование малых и средних предприятий. Здесь были использованы все преимущества малого и среднего бизнеса — при предоставлении ему со стороны государства всяческих преференций — гибкость, чуткость и быстрота реакции на рыночные перемены, разнообразие специализации, готовность выполнять малые заказы, ориентация на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополии. Всё это усиливало конкуренцию, повышало качество продукции, в конечном счёте, стало залогом успешного экспорта. Другими словами, малый и средний бизнес проявил уникальную способность легко приспосабливаться и выживать практически в любых условиях. Кстати, ставка на этот бизнес долгое время уберегала Тайвань от экономических кризисов, и оказалась очень удачным экономическим решением.

Почему же у нас была сделана ставка на огромные промышленные гиганты, которые постоянно пользовались преференциями со стороны государства в виде снижения налогового бремени, дешевых энергоресурсов и прочих протекционистских мер, а под влиянием первой волны кризиса сразу же «сели на мель», и в бюджете государства образовалась огромная «дыра» в 70%, которую мы не можем «залатать» вот уже третий год. А на малый бизнес и индивидуальных предпринимателей никто, кроме налоговой инспекции и таможни, не обращал внимания, и тем более не предлагал никакой поддержки. Постоянно в их лице виделись враги и наглые неплательщики налогов, которые своей деятельностью подрывают экономический фундамент государства. Последние несколько лет, когда уровень безработицы стал превышать все допустимые нормы, и промышленные гиганты начали увольнять работников сотнями и тысячами, сложилась ситуация, когда вспомнили и про малый бизнес, который существовал сам по себе, а государство само по себе. А ведь эти люди и есть государство, его граждане, а не цифра в общей статистике численности населения. Сейчас необходима системная корректировка, а, вернее сказать, полное изменение структуры экономики страны, иначе с «иглы» российской гуманитарной помощи нам никогда не «слезть», а вероятность ее постоянства призрачна. В России своих проблем в регионах хватает. Чтобы стать политически признанным государством, надо быть экономически независимым и сильным. Нужно рассчитывать только на свои силы и ресурсы, а не «бегать» с протянутой рукой от одного донора к другому.

Необходимо создать благоприятную деловую среду наравне с политической и социальной стабильностью в государстве, что приведет к успешному развитию Приднестровья. Тайвань сумел не только предугадать нарождающийся век электроники, но и создал для предпринимателей тепличные условия. Например, компания, открывающая свой бизнес в технопарке, не только на первые пять лет освобождается от налогов, но и получает банковские ссуды под очень низкий процент, правительственные гранты на исследование и технологические разработки. Там действует принцип «одного окна», когда все вопросы, связанные с работой компании, решаются в самой администрации технопарка. В официальных учреждениях нет такой волокиты с бумагами, как на постсоветском пространстве. Мы все еще хвастаемся друг перед другом, что вот еще немного реформ и переделов, и у нас тоже будет все работать по принципу «одного окна». Некоторые ведомства пошли еще дальше и уже успели отрапортовать вышестоящему руководству, что принцип «одного окна» успешно внедрен на прием документов, но туда нужно сдать предварительно собранные все необходимые документы и прилично побегать.


Приднестровье. Городской пейзаж. Есть сходство?
29122994f3be3e53.jpg

На деле же необходимо, чтобы для открытия бизнеса все делалось очень быстро и легко, и изначально не закладывалась программа, что еще ничего не сделал, а уже нарушитель. И этот бизнес сразу надо дисциплинировать налоговыми мероприятиями. Пока не будут созданы благоприятные условия для ведения бизнеса, о прямых инвестициях даже говорить стыдно. А это, в первую очередь, задача государства в лице министерства экономического развития, которое отвечает за налоговую политику и формирование таможенного тарифа, Верховного Совета, ответственного за своевременное принятие адекватных законодательных инициатив. У нас есть солидное преимущество на данном этапе развития, нет необходимости изобретать велосипед, мы можем анализировать и использовать опыт России, Молдовы, Украины, Грузии, Белоруссии и других стран, которые этот этап уже проходили, и учиться на их ошибках, а не совершать свои. Мы должны инвестировать только в современные интенсивные технологии, которые имеют будущее на рынке, надо перешагнуть тот этап, который проходили многие соседние государства, пока мы переживали консервацию и «застой». Сегодня Тайвань ищет инвестиции для развития биотехнологии, «зелёной» энергетики, сельского хозяйства, туризма, индустрии культуры и науки. В целом властями поставлена амбициозная задача превратить Тайвань в центр региональной торговли, инвестирования и инноваций. Я считаю, что данный путь является наиболее перспективным и подходит для Приднестровья. Удобное расположение Приднестровья на границе Востока и Запада делает нас важным центром и связующим звеном торговых и миграционных потоков. Важно максимально использовать наше транзитное местоположение, и тот потенциал, которой мы не растратили.



У Тайваня и Приднестровья очень много общего и в политическом наследии. Устойчивый рост экономики здесь обеспечивался твёрдой государственной волей. Понятно, что долгое время на Тайване не было никакого демократического общества и свободы слова. Режим был самый что ни на есть авторитарный, чрезвычайное положение действовало до 1987 года (опасались вторжения со стороны КНР), партия Гоминьдан бессменно правила до 2000 года, существовал запрет на формирование новых партий, не было никакой смены поколений в парламенте. Правда, в отличие от большинства других «азиатских тигров», здесь обошлись без серьёзных политических репрессий. Тайваню в целом удалось сохранить бесконфликтность на всех этапах развития (одним из консолидирующих факторов, конечно, выступал образ «коварного внешнего врага», который, как известно, делает шёлковой любую оппозицию, а народ терпеливей), что позволило привлечь значительные иностранные инвестиции, а значит, ускорить промышленный рост. У нас 20-летний период бессменного лидера не был таким жестким: присутствовала смена поколений и партий в парламенте, но был отец-нации, который диктовал свое видение в развитии государства и экономики, экономика была монополизирована и все самые доходные виды бизнеса принадлежали одной компании. Инструментом давления и воспитания был Государственный таможенный комитет, который, по сути, был государством в государстве и доступ туда был ограничен для остальных органов власти. Поэтому реальных прямых инвестиций страна избежала, за исключением продажи стратегических предприятий по предварительному сговору и по заниженным ценам. Весь промышленный потенциал был продан за 10-20% от его реальной рыночной стоимости. Первым примером подобного сговора послужила приватизация Молдавской ГРЭС подставной оффшорной компанией St. Guidon Invest. Сейчас новые собственники проводят техническое перевооружение предприятий в лучшем случае в виде инвестиций, а остальные просто закрыли цеха и оборудование отправили на металлолом. Перспективный вариант развития – это принципиально новый инновационный подход к использованию имеющихся ресурсов и недр Приднестровья. В первую очередь, развитие агропромышленного сектора, но не в извращенном варианте – типа того, что мы тебе дадим кредит из средств российской технической помощи, а ты не забудь его вернуть через три года. Восстановление сельского хозяйства – это серьезный комплекс мероприятий, охватывающий не только производство сельхозпродукции, ее переработку, но и сбыт. Необходимо не просто раздавать деньги, а направлять аграриев по пути интенсивного хозяйствования и производства культур с высокой добавленной стоимостью. Просто засеять пшеницей все угодья большого дохода не принесет. Надо развивать овощеводство, выращивать такие культуры, как яблоки, персики, ежевика, клубника и т.д. Необходимо принять за аксиому, что нужно производить не то, что легче и к чему привыкли, а то, что можно продать и что востребовано рынком. Здесь и важна регулирующая функция государства, которое должно выделять деньги под низкий процент и долгосрочно только тем, кто отвечает данному критерию. Государству необходимо создать материально-техническую базу для оказания помощи в сборе урожая, переработке и хранении продукции. И это не социализм, это разумное расходование средств, подобные примеры существуют во всем западном мире, когда фермер вырастил урожай, а технику на сбор берет у государства, везет на переработку на государственное предприятие и может хранить в государственных морозильных камерах. Во многих странах государство еще и помогает в продвижении сбыта. Критик скажет, что, может, государство еще за фермера и выращивать будет. Если, надо, то будет! Необходима слаженная совместная работа, ведь государство – это и есть фермер, поэтому чем лучше фермеру, тем лучше и государству.

Sun-Moon-Lake-Administration-Office-by-Norihiko-Dan-and-Associates-1.jpg

Здание комитета по защите окружающей среды на берегу Озера Солнца и Луны, Тайвань. В возвышающемся над озером строении с зеленой крышей разместился не только комитет по защите природы, но и бизнес-центр, офисы различных туристических агентств, а также информационные центры для посетителей.

Другим локомотивом экономики и основой притока денег в страну должен стать туризм. И это необязательно, как в старые добрые времена, душные автобусы с четко обозначенным маршрутом исторических зданий и сооружений. Современный туризм намного шире и интереснее, а главное, носит более коммерческий и торговый характер. Нет, никто не продает памятники старины, продают услуги. Развитие туризма – это самый быстрый и надежный способ привлечь деньги в экономику, создать рабочие места и улучшить за счет инвесторов инфраструктуру. Нам, думаю, надо пойти по американскому пути создания Лас Вегаса – оазиса игровых, торговых и культурно-развлекательных центров. Они, в первую очередь, будут привлекательны для наших соседей. Например, в Украине запрещены азартные игры, высокие импортные пошлины на одежду и обувь. Мы можем удачно воспользоваться данной ситуацией, открывая казино, рестораны, концертные залы, гостиницы и огромные торговые центры-аутлеты дисконтной торговли вблизи украинской границы. Инвесторами выступят те же украинские компании, чьи казино были закрыты. Гости приехали поиграть в казино, женщины занялись шопингом, потом посетили концертную программу, провели дегустацию коньяков и вин на заводе «КВИНТ» и «Букет Молдавии», полюбовались Бендерской крепостью, потратили деньги и счастливые уехали домой. Потом рассказали друзьям и соседям о прекрасно проведенном времени. Почему половина населения России летает во Флоренцию и Милан на шопинг в аутлетах и тратит миллионы долларов в Италии, Дубаях, Австрии, когда с тем же успехом можно приехать в Приднестровье, где родная культура, все говорят по-русски, и цены на те же вещи на порядок дешевле из-за отсутствия НДС и низкой таможенной пошлины.



Вот только несколько примеров, как можно оперативно произвести структурные изменения в нашей экономике и перестать быть потребителем российской или иной финансовой помощи. Государство сильное, когда у него сильная экономика и богатые граждане. Отдельно правительство не проведет данные изменения, и бизнес сам по себе не сможет осуществить описанное. Только устойчивый диалог и взаимодействие бизнеса, общества и власти будет иметь эффект.

Вячеслав Дриглов, председатель Агентства по привлечению инвестиций и содействию торговле, депутат Тираспольского горсовета.

(Статья подготовлена с использованием материалов интернет-ресурса http://www.china-voyage.com)
 

Сергей

Старший хранитель
Свежо придание.Хотелось бы.Но Тайвань,как и Израиль поднялись за счет интенсивной американской терапии.Россия вроде то же помогает ,но деньги куда то исчезают удивительным образом.
 
Сверху