Президентская интрига Приднестровье и Россия

Сникерс

Талант
20 мая 2011


Сергей МАРКЕДОНОВ
политолог, кандидат исторических наук


В столице непризнанной Приднестровской Молдавской Республики Тирасполе 14 мая состоялся третий съезд республиканской политической партии "Обновление". В работе форума приняли участие 400 делегатов, а также представительная делегация гостей из Москвы. Этот съезд стал принципиально важным этапом в борьбе за кресло президента ПМР. И хотя выборы в Приднестровье запланированы на декабрь 2011 года, уже сегодня становится ясно: это будет кампания с интересной интригой и непредсказуемым результатом. Не исключено, что итогом политической борьбы станет смена высшего руководства республики.

В отличие от других частично признанных и де-факто государственных образований, в Приднестровье, начиная с сентября 1990 года (то есть с момента ее основания), ни разу не менялся руководитель. Вот и в январе этого года сторонники бессменного главы ПМР Игоря Смирнова выдвинули его на пост президента уже в пятый раз.

Когда приднестровское движение развивалось в рамках Советского Союза, Смирнов занимал пост председателя Верховного Совета, а затем выигрывал президентские выборы в 1991, 1996, 2001 и 2006 годах. Пять лет назад он набрал 82,4 % голосов. Однако кампания 2006 года, в отличие от предыдущих, содержала в себе некоторую интригу. После выборов в Верховный Совет ПМР в декабре 2005 года в жизни Приднестровья появилась альтернатива. Напомним, что тогда правящая партия "Республика", поддерживающая бессменного лидера Приднестровья, уступила первое место движению "Обновление" (которое потом трансформировалось в партию). Для "обновленцев" это был впечатляющий успех, поскольку за пять лет до того они провели в республиканский парламент лишь семь своих представителей. В 2005 году "Обновление" взяло уже конституционное большинство и смогло избрать своего спикера. Интересно, что в июле 2009 года, когда в отставку ушел лидер "обновленцев" Евгений Шевчук, они смогли сохранить за собой позицию председателя парламента (им стал Анатолий Каминский).


Не исключено, что итогом предвыборной борьбы станет смена высшего руководства республики


Однако на прошлых президентских выборах "Обновление" не смогло бросить перчатку бессменному лидеру ПМР. Весьма своеобразную "помощь" Смирнову оказали Молдова и "оранжевая" Украина. 2006 год был временем интенсивной "разморозки" этнополитических конфликтов. В Южной Осетии и Абхазии это делала Грузия, а на Днестре, помимо Молдовы, в дело включилась Украина. Тема "блокады Приднестровья" была удачно использована смирновской командой. В сентябре 2006 года в ПМР был проведен референдум о статусе республики, который оказался фактически стартом президентской кампании Смирнова. Нежелание разных групп влияния внутри Приднестровья менять сложившийся в 1990-е годы статус-кво объединило накануне референдума и сторонников президента, и его оппонентов. Саму же процедуру голосования Смирнов удачно использовал в информационном плане, как некое предварительное одобрение его политики. Именно поэтому он объявил о своем намерении пойти на четвертый президентский срок через день после референдума. В итоге он не растерял свое преимущество до самых выборов.

Следующую серьезную политическую заявку "Обновление" сделало весной 2009 года, когда представители парламентской фракции этой партии выступили с декларацией "Инициатива шестнадцати". Эта инициатива была направлена против расширения полномочий вице-президента ПМР Александра Королева – политика, имеющего репутацию "консерватора" и традиционалиста. Эта инициатива встретила противодействие со стороны президентской команды. В итоге к концу 2009 – началу 2010 гг. "обновленцы" и Смирнов нашли некий компромисс. Произошел размен фигур – отставка Евгения Шевчука с поста лидера партии и ограничение полномочий Королева до представительских функций.

Но этот спор закалил партию. В итоге в марте 2010 года "Обновление" выиграло местные выборы, а в декабре того же года снова получило конституционное парламентское большинство.

Однако главной целью любой партии в президентской республике является победа на выборах главы государства. И эта борьба активно разворачивается уже сегодня. На майском съезде партии было принято единодушное решение об участии в президентских выборах, намеченных на конец нынешнего года.

Пока еще в этом политическом уравнении много неизвестных. Первое – это Игорь Смирнов. В сентябре 2006 года автор настоящей статьи готовил для французского издания "Politique Internationalle" интервью с президентом ПМР. В течение полутора часов общения я пытался несколько раз выйти на вопрос о преемнике. Однако Смирнов отделывался туманными словами о том, что "поиск идет в структурах и исполнительной, и законодательной власти". Пойдет ли сам бессменный лидер ПМР на новый срок или, убедив своих сторонников, выдвинет преемника? И насколько ресурс популярности Смирнова может автоматически перейти к его потенциальному преемнику?


В Приднестровье все политические силы поддерживают российский вектор


В случае с Абхазией 2004 года "автомат" не сработал, и тогдашний премьер-министр Рауль Хаджимба, несмотря на поддержку Владислава Ардзинбы, не смог одержать победу. Не было у него харизмы первого президента республики. Поэтому не факт, что харизма Смирнова перейдет "по наследству". Об этом свидетельствуют результаты пропрезидентского движения (а затем и партии) на парламентских выборах 2005 и 2010 гг. Ресурс поддержки первого лица не распространяется автоматически на его приближенных.

Второе неизвестное – кандидат от "Обновления". Кто им станет? Почувствовавший вкус власти Анатолий Каминский? Но сам нынешний спикер парламента ПМР пока воздерживается от официального выдвижения. Каминский заявил 14 мая, что кандидат от "Обновления" будет назван на сентябрьском форуме партии.

Третий вопрос: возможно ли возвращение Евгения Шевчука, с именем которого связаны первые успехи "Обновления"? Или его звезду можно считать закатившейся?

Четвертое неизвестное – возможные "возмутители спокойствия", которые могут сыграть роль Александра Лебедя на президентских выборов в России в 1996 году.

Пятое – внешний фактор. Вспомним о событиях 2006 года. Между тем, и сегодня находится немало внешних доброхотов, заинтересованных в "раскачивании лодки". Так, в конце прошлого года президент Румынии Траян Бэсеску в интервью "Financial Times" заявил, что на Днестре может повториться югоосетинский сценарий. Понятное дело, что риторика – это не то же самое, что реальная политика. Однако заявления подобного рода вносят свои "пять копеек" в общий расклад. И, конечно же, весьма способствуют "патриотической консолидации", учитывая многочисленные укорененные страхи перед "румынской угрозой" в приднестровском обществе.

И последнее – это участие России в приднестровских сценариях, которое касается и внешнего фона (переговоры с партнерами из ЕС, США, ОБСЕ, Украины), и поддержки претендентов на президентский пост. Москве не следует складывала все яйца в одну корзину, так как внутри ПМР нет конкуренции геополитических проектов. Здесь все поддерживают российский вектор. Следовательно, любой лидер непризнанной республики будет следовать в фарватере Москвы (естественно, с поправкой на украинский фактор).
 
Сверху