Молдова–Приднестровье: нужна перезагрузка

Nistru

Хранитель форума
Григорий Воловой, приднестровский журналист

450x250.jpg

Если кто-то думает, что успех Приднестровья в том, что оно все время поддерживалось Москвой, то он глубоко ошибается. В вооруженном конфликте регион выстоял скорее вопреки, чем благодаря поддержке Кремля.

Течет река Лета. Вот уже больше 20 лет она омывает своими струями то, что сложилось на берегах Днестра. Есть Молдова – государство, которое объявило о своей независимости и суверенитете в начале 90-х, сразу после августовского путча в СССР, и есть ПМР – де-факто государство со всеми атрибутами, заявившее о суверенитете и независимости после неудачной для Кишинева попытки решить проблему с непокорным регионом силовым путем.

Есть информация, что именно Борис Ельцин дал отмашку неуверенному и вечно твердящему «вряу се зик» Мирче Снегуру на использование силового решения. Во время одного из разговоров, где молдавский лидер жаловался на неуступчивых сепаратистов, якобы Ельцин спросил: три дня тебе хватит навести порядок? Вот и рванулись…

Правды теперь не узнать. Не зря, когда я писал книгу о кровавом лете 92-го, Снегур отказался дать интервью. Отказался после долгих колебаний, заявив, что в этом деле все не так просто и история еще расскажет, как это было.

Существует предубеждение, особенно сильное в молдавской стороне, что Приднестровье выстояло благодаря российским войскам. И это сильно притянуто за уши. 14-я армия не являлась развернутой. Это были огромные склады вооружения и техники. Для разворачивания ее в боевую готовность людей призывали из Тирасполя, Бендер и так далее. Те, кто служили непосредственно в ней, прорастали корнями в этих городах. Ведь раньше они считались идеальным местом для того, чтобы купить домик или квартиру и прожить оставшиеся дни на пенсии. А теперь представьте, что командующий этой армией получает телеграмму не вмешиваться в конфликт, ни под каким соусом, так что делать остальным? Брать оружие и защищаться, благо примеров тому, что это надо делать, было множество.
А кто забыл, могу напомнить, как в начале 2000-х Москва дала приказ провести секретную операцию «Двина» с целью устранения Игоря Смирнова. Правда, тут же из-за просочившейся информации дали отбой, но факт есть факт – хотели.

Может быть, тогда и вспомнят любители истории, как Приднестровье заявило о своей любви к ближайшему соседу – Украине. А теперь мы любим Россию. За ее деньги и газ.
Как бы там ни было – имеем то, что имеем.

Коктейль по-молдавски

В Кишиневе и Тирасполе побывал с официальными визитами новый председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис. Как и его предшественники, он констатировал, что конфликт не имеет каких-либо этнических и конфессиональных корней. Но если нет этих долгоиграющих корней, то почему он так долго длится?
В том-то и дело, что здесь, как в коктейле, замешаны несколько составляющих, которые в отдельности очень легко решаются, но если они вместе, то представляют собой гремучую долгоиграющую смесь.

1. Фобия

Люди, живущие в Приднестровье, да и не только в ПМР, но и те, кто живут в Молдове, вполне осознают, что иногда небольшая кучка политиков может изменить судьбу народа, не спрашивая об этом народ. Я был участником событий 90-х, депутатом Верховного Совета, в последующем ставшего парламентом Молдовы, и знаю это не понаслышке. Есть у большой части молдавской интеллигенции желание проснуться в Румынии. Они считают, что Молдова – искусственное образование, поэтому пакт Риббентропа–Молотова разрезал их страну – Румынию. Они будут всегда хотеть соединиться с «матерью-родиной» и делать все для этого.

Естественно, что такие стремления вряд ли подходят тем, кто считает себя молдаванами и видит Молдову независимой. А таких, как показывают барометры опросов, гораздо больше, чем первых. Но от них не всегда что-то зависит в этой жизни.

Поэтому естественным выглядит нежелание людей Приднестровья, задрав штаны, бежать в Европу через Бухарест.

2. Права человека

Кто-то усмехнется, прочитав это, но напомню, что именно с этого начиналось. Чтобы ни говорили: Закон о функционировании языков, его механизмы внедрения, аресты несогласных, погромы и насилие – это все части картины того времени, когда права человека в Молдове нарушались. Я не говорю о сегодняшнем периоде. Я говорю о том времени, которое заложило свои отпечатки в сознании людей.

3. Экономическая самостоятельность

Этого хотел директорский корпус, являвшийся главной силой в Приднестровье. Хотя наверху были забасткомы, рабочие комитеты, ОСТК и прочие организации.

На первом съезде депутатов всех уровней в Парканах именно об этом и было заявлено. Промышленный потенциал и сельское хозяйство региона имели такие уровни, что не зря спикер приднестровского парламента Григорий Маракуца заявил, что мы построим маленькую Швейцарию. Правда, он, наверное, не догадывался, что это произойдет, только не для всех, а для избранных.

Сегодня эта часть отношений – главная в переговорном процессе. Весь приднестровский бизнес лежит через ворота Украины. Контрабанда, которая была и, думаю, есть, – как же без нее непризнанному государству? – сделала приднестровскую верхушку богатой.

Именно с бизнеса стала разлагаться региональная, и не только исполнительная, власть.

Если смотреть на происходящие процессы внутри ПМР через эту призму, то станет ясно, что идет борьба за баланс между ведущими приднестровскими силами – партией «Обновление» (читай – «Шериф») и президентскими структурами. Речь о серьезных политических трансформациях в ПМР не идет. Речь идет о том, как обезопасить бизнес или «поиметь» его.

Сомневающиеся могут просмотреть статистику: сколько в Верховном Совете ПМР бизнесменов, сколько их в городских и районных советах – ответ все расставит на свои места. Поэтому выборы сегодня – это реальный подкуп избирателя. Но он себя оправдывает, если ты получаешь вожделенный мандат.

Обратите внимание: Игорь Смирнов не препятствует этой системе. Она ему выгодна. Ведь это дает шанс прищучить любого, а, значит, делает более управляемой ситуацию.

В таких условиях регистрация экономических агентов в Кишиневе – удобный повод для молдавской стороны держать руку на пульсе приднестровской экономики и заставляет Тирасполь договариваться о совместных условиях в бизнесе. А в том, что подобное есть, по-моему, никто не сомневается.

Почему бы не использовать смутные переговорные времена для того, чтобы заработать лишние миллионы?

4. Молодежь

Немаловажная часть происходящего и то, что может произойти с ее участием. Молдавская молодежь смотрит в сторону Европы. Добавьте к этому громадное число обучающихся в Румынии – картина маслом (см. «Фобии»).

Приднестровская молодежь больше ориентирована на восточное направление и воспитывается в массе своей, как в независимом государстве, пропаганда которого построена на том, что ПМР никогда не будет вместе с Молдовой – страной–агрессором.

Уровень политического и аналитического образования у нее ниже того, что было у сверстников в начале 90-х.

А ведь именно эти молодые люди будут, как хотят политконструкторы переговорного процесса, жить и строить совместно.

Это только часть того, что создает неповторимый коктейль молдо-приднестровского конфликта.

Молдова и Приднестровье развиваются по параллельным пространствам, которые, даже по теории Лобачевского, сегодня не пересекаются.
 

Nistru

Хранитель форума
02 Марта 2011Андрей Сафонов: "Как выйти из тупика?"
safonov_main.jpg
Андрей Сафонов - политолог, президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья

2 марта 1992 года началась молдо-приднестровская война. Дата печальная, множество человеческих жизней оборвалось. Нередко бывало, что родственники воевали друг против друга, проливали родную кровь.
Я вдруг вспомнил, как в детстве, в железобетонно-стабильные 70-е, будучи школьником, читал «Донские рассказы» Шолохова. Да и саму эпопею «Тихий Дон».
Я читал и ужасался страшным картинам гражданской войны и расправ граждан одной страны друг над другом. Какое счастье, думал я, что в наши дни сын не идёт на отца, а брат не восстаёт на брата. Как хорошо, что всё это осталось позади. И что мы можем внимать повествованию об этих жестоких временах, сидя в тёплых квартирах, оплата которых стоила копейки. Это воспринималось как что-то само собой разумеющееся. Казалось, по-другому и быть не может; казалось, спокойная жизнь – это навсегда.
Мы не ценили то, спокойное наше бытие. Прошло каких-то 15-20 лет, и солнечная Молдавия, «цветущий сад Советского Союза» распалась и превратилась в поле боя вслед за распадом самого Союза.
Каждый берег Днестра каждый год чествует своих героев войны. Но есть один вопрос на всех живых: что же дальше? С 1990 года ни одна страна не признала независимость ПМР, хотя нашим собратьям по борьбе из Косово, Абхазии и Южной Осетии повезло больше. В то же время очевидно, что Молдову никто не собирается принимать в Евросоюз, да и безвизовый режим с ЕС остаётся для Кишинёва пока что мечтой. И вот мы, отвоевав, и иногда ведя переговоры между собой, оказались в тупике. Да, у каждого свой тупик. Но разве от этого легче?
Порой приходит на ум сравнение. Помните американский гамбургер? Сверху булка, снизу – тоже. А между ними – пласт мяса. Мы с Молдовой – как тот пласт. А с запада от нас – Румыния, состоящая в ЕС и НАТО. На востоке распростёрлось славянское пространство в лице России и Украины. Их, понятно, никто в Евросоюз не примет, но они сами по себе сильны и велики, а потому преодолеют – лучше или хуже – все испытания самостоятельно.
А что делать ПМР и Молдове? Продолжать противостояние друг с другом без конкретных перспектив у каждого? Продолжать пристраиваться к кому-нибудь для облегчения собственной участи? Вымаливать халявную помощь, кивая при этом на соседа: «Смотрите, какие они гады! Дайте лучше денег нам, только мы – хорошие парни!» Как выйти из тупика? Как обрести перспективу, и вообще – какова она, эта перспектива?
У меня нет готового ответа на эти вопросы. А у вас, дорогие мои сограждане?
 
Сверху