ПМР Между двумя турами…

loyer

Читатель
В ряде СМИ опубликован материал под названием «Некоторые детали рассекреченных материалов по делу В.Ю.Антюфеева».
На различных форумах утверждается, будто он появился 14 сентября на сайте КГБ ПМР, но потом исчез. Я руководствуюсь, в частности, тем, что выставлено на «Приднестровском социальном форуме», на «forum.md» и т.д. Поскольку опровержений со стороны наших официальных структур касательно выложенных материалов не поступало, то и мы не станем оспаривать их подлинность. Итак, публикуются выдержки из решения заседания Коллегии МГБ ПМР от 22 декабря 2011 года «О мерах по недопущению доступа спецслужб противника и их агентуры к материалам оперативно-служебной деятельности МГБ ПМР» и из Протокола данного заседания Коллегии. Что же мы видим? 22 декабря, после первого тура выборов, когда президент ПМР Игорь Смирнов выбыл из борьбы, а во второй тур вышли Евгений Шевчук и Анатолий Каминский, собравшаяся Коллегия МГБ констатировала наличие «прямых реальных угрозах дезорганизации деятельности Министерства и, в первую очередь, его оперативных подразделений, которые могут привести к утечке информации о нашей заинтересованности отдельными лицами, расшифровке негласного аппарата, форм, методов и технологий, и, как следствие, нанести моральный и физический ущерб нашим источникам, организациям, оказывающим содействие в защите и обеспечении реализации интересов ПМР, и повлечь другие негативные последствия». Исходя из этого, Коллегия, как говорится в обнародованных выдержках, «осознавая свою ответственность перед народом Приднестровья за вверенные и охраняемые секреты, руководствуясь высшей ответственностью перед негласными источниками, которые доверили свою жизнь и судьбу МГБ ПМР, оказывая содействие в защите государственных интересов Республики, с учетом крайне опасных действий по подготовке к захвату служебной информации иностранными спецслужбами и их негласными источниками с использованием остроты политического процесса в ПМР, в целях упреждения и воспрепятствования реализации подобных замыслов», решила уничтожить ряд документов.

О каких документах идёт речь?

Если базироваться на всё той же выдержке, в расход пошли «оперативные материалы, заведенные на объекты, представляющие непосредственный интерес для иностранных спецслужб», «официальные и оперативные материалы на объекты и организации, контактирующие с иностранными спецслужбами, которыми может завладеть противник, в связи с чем безопасности негласных источников, интересам Республики и дружественных спецслужб (учитывая что данное положение является одним из условий оказания содействия этими сторонами) может быть нанесен ущерб». «Красный петух» коснулся также «всех личных и рабочих дел агентуры, которая вербовалась или участвовала в активных разработках, представляющих интерес для противника, и завладение которой представляет угрозу жизни и безопасности оперативных источников», плюс « документы, касающиеся финансового обеспечения агентурно-оперативного процесса, где расшифровываются как формы, методы работы, так и оперативные разведывательные и контрразведывательные мероприятия, признаки установочных данных оперативных источников, что может быть использовано противником для компрометации Республики, ее спецслужб и мероприятий против негласного аппарата», а также «дела и документы по переписке с дружественными спецслужбами», а заодно «очистить компьютеры, которые представляют угрозу с точки зрения возможного завладения негативно настроенными к Республике лицами, от оперативно-значимой информации». Однако далеко не всё было решено уничтожить. Так, «в случае необходимости сохранения отдельных документов (определяет руководство) предполагается организовать их дальнейшее сохранение», для чего необходимо «определить место хранения согласно плану». Эти моменты в решении Коллегии МГБ от 22 декабря – самые главные.

Пара слов для протокола

Впрочем, опубликованы не только выдержки из решения, но и моменты из Протокола заседания Коллегии. А там есть весьма любопытные места. Например, генерал Владимир Антюфеев говорит, что после итогов первого тура выборов 11 декабря «нашими противниками планируются и акции по захвату крайне важной для них служебной информации МГБ. В молдавских спецслужбах созданы целые группы в составе оперативных работников, аналитиков и бойцов спецподразделений для обеспечения мероприятий по доступу к служебной информации МГБ ПМР». В свою очередь, начальник 7-го отдела МГБ ПМР подполковник О.В.Береза сказал, что «по результатам прошедшего 11 декабря 2011 года первого тура выборов, значительно осложнилась оперативная обстановка на объектах оперативного обеспечения 7-го Главного отдела МГБ ПМР. В первую очередь такая тенденция прослеживается в подразделениях органов внутренних дел ПМР». Подполковник увязал это с «большим количественным, а также системным составом агентуры спецслужб Молдовы в МВД ПМР. Есть опасность использования провокаций в отношении МГБ ПМР для обеспечения захвата служебной документации МГБ ПМР и передачи ее в спецслужбы Молдовы», резюмировал он. Вслед за своим начальником он сделал вывод, что в данных условиях «важно предпринять усилия по устранению самого предмета этих устремлений, устранив таким образом предпосылки для разрушения МГБ и Республики в целом». До 14 сентября мы не знали, какие именно материалы фигурируют в деле В.Антюфеева. Теперь, спустя более полугода с того мероприятия, мы видим, что Коллегия МГБ ПМР приняла абсолютно правильные решения.

Что случилось дальше?

Дальнейшие события сполна подтвердили опасения членов Коллегии министерства, а отнюдь не только одного Владимира Антюфеева, как почему-то пытаются представить те, кто любой ценой стараются вывести экс-министра из политической игры. Во-первых, с января 2012 года началось форсированное сближение новых властей ПМР с праворадикальным и прорумынским руководством Республики Молдова. Прежде всего – с группировкой премьер-министра РМ Влада Филата, которая, как и весь правящий в Кишинёве «Альянс за европейскую интеграцию», к середине сентября 2012 года показала свою антиприднестровскую сущность. Во-вторых, в рамках тактики «малых шагов» по сближению с Кишинёвом руководству РМ были сделаны невиданные ранее уступки, ставящие под угрозу национальную безопасность ПМР. Здесь надо отметить соглашения по железной дороге, таможне, попытки Кишинёва взять под контроль ввозимый в ПМР импорт, штрафы на приднестровских импортёров с целью удушения экономики ПМР и т.д. В-третьих, в июле 2012 года новое приднестровское руководство санкционировало включение в повестку дня переговоров в формате «5+2» т.н. «Третьего Пакета», позволяющего Кишинёву и его союзникам требовать обсуждения вывода остатков 14-й армии с берегов Днестра, замены российских миротворцев и украинских военных наблюдателей на гражданскую миссию под эгидой ОБСЕ, вывоза вооружений и т.п. Согласиться на это могли либо дилетанты в политике и дипломатии, либо люди, управляемые извне. В-четвёртых, специальным представителем президента ПМР в Российской Федерации был назначен прямой противник приднестровской независимости и сторонник реабилитации террористической группы «Бужор» во главе с Илие Илашку Моня Бергман. В интервью газете «Московский Комсомолец» от 31 августа 2012 года он заявил, что «люди сейчас обращаются к президенту с просьбой пересмотреть свое дело, а документов нет». Тем самым М.Бергман фактически подтвердил, что террористы-убийцы из группы Илашку после смены руководства ПМР пытаются добиться реабилитации с помощью получения доступа к документам МГБ республики. Нетрудно догадаться, что за этими попытками стоят спецслужбы и политические круги Молдовы, Румынии и ряда стран Запада, заинтересованные в дискредитации самой государственности ПМР. В-пятых, само назначение М.Бергмана на важнейший пост доказывает, что противники государственности ПМР обладают после декабря 2011 года мощными рычагами влияния на официальный Тирасполь. Напомним, что до января 2012 года М.Бергман вообще не имел приднестровского гражданства, зато практически сразу же после его получения он стал представлять Приднестровье в стране, являющейся крупнейшей союзницей и стратегическим партнёром ПМР – в России. Учитывая публично высказанные позиции М.Бергмана. о чём мы писали ранее, можно констатировать, что этим назначением была создана угроза национальной безопасности не только ПМР, но и России. В том числе – «дружественным спецслужбам», о чём говорилось на Коллегии МГБ. В-шестых, спецслужбы Молдовы и Румынии перестали скрывать своё стремление получить доступ к информации на территории ПМР. Прямое тому доказательство – ситуация в сфере связи. Речь идёт об упорном проталкивании к работе в Приднестровье формального оператора мобильной связи – фирмы «Плэй», за которой стоит молдовский оператор «Молдчелл». Коммутационный центр «Плэя», как явствует из сообщений СМИ, будет расположен в Кишинёве; там же, естественно, будет расположена Система Оперативно-Розыскных Мероприятий (СОРМ). Следовательно, контролировать банк данных «Плэя» будут спецслужбы Молдовы, Румынии и некоторых стран Запада. В-седьмых, в момент резкого усиления натиска на ПМР во главе органов госбезопасности республики после смещения Владимира Антюфеева был поставлен человек, который никогда не имел отношения к данной сфере и никак в ней не разбирается. К тому же много грамотных профессионалов в знак протеста против происходящего в республике покинуло в 2012 году службу в «конторе». Разумеется, всё это облегчает работу противникам ПМР к получению доступа к материалам МГБ. Даже если Коллегия МГБ ПМР 22 декабря и не предвидела всего этого, она поступила абсолютно правильно, уменьшив угрозы попадания сверхценной информации в руки врагов Приднестровского государства.

Кто сейчас злобствует?

Что искали противники ПМР – понятно. Во-первых, их интересуют связи ПМР с Россией и Украиной, в том числе по линии спецслужб. После победы в виде «Третьего Пакета» им позарез надо облегчить ход переговоров в формате «5+2», получив как можно больше сведений по Москве, Тирасполю и Киеву. Во-вторых, для них наступил благоприятный момент по выявлению разведывательных источников России, ПМР и Украины в Кишинёве. В том числе – в самой Службе информации и безопасности РМ. Там ведь тоже есть порядочные люди – противники национализма и румынской опасности. В свете подготовки в Молдове закона о люстрации информация из МГБ ПМР помогла бы устранить с политической арены (а кого-то, возможно, и того хуже) лояльных Москве и Киеву деятелей в самых различных областях. В-третьих, им нужна информация по внешнеэкономическим связям ПМР, чтобы эти связи нащупать и оборвать. Это дало бы им возможность облегчить изоляцию и удушение ПМР. Ведь, собственно, именно этим Кишинёв и занимается усиленно с января 2012 года. Причём не с помощью «малых шагов», а огромных прыжков. В-четвёртых, им требуется чётче представлять внутриполитический расклад ПМР, чтобы определить потенциал противодействия плану «реинтеграции» Приднестровья в состав унитарной Молдовы. Скорее всего, в МГБ заметили уже с конца прошлого года усиление активности «недружественных» спецслужб в этом направлении. Если вспомнить слова подполковника О.Березы насчёт «большого количественного, а также системного состава агентуры спецслужб Молдовы в МВД ПМР», то можно предположить: спецслужбы РМ, а, возможно, и Румынии начали выходить на некоторых офицеров приднестровской милиции, прежде всего, молдавской национальности, пытаясь сыграть на национальных чувствах и, быть может, даже пробудить в ком-то идеи румынизма. Остаётся надеяться на здравый смысл всего многонационального приднестровского народа, видящего прорумынскую пролитику кишинёвского руководства. В частности, фашиствующий унионистский шабаш 16 сентября в столице Молдовы. Естественно, противники ПМР, не получив желаемой информации из МГБ ПМР, сейчас злобствуют. С их точки зрения, дело в отношении бывшего шефа приднестровской «конторы» - доступная им месть за провал замысла, реализация которого казалась столь близкой.

Не пора ли задуматься?

Мне кажется, руководству ПМР пора задуматься и перестать играть по чужим правилам. Ведь в замыслах противников Приднестровской государственности любые лидеры нашей республики – не равноправные партнёры, а всего лишь пешки, нужные только до момента упразднения созданной 22 года назад страны. Если эти замыслы увенчаются успехом, наших политиков и дипломатов мигом перестанут возить в Вену, Дублин и ещё какой-нибудь Ротах-Эггерн. Ну, разве что в качестве лекторов, которые расскажут, как можно договориться ценой ликвидации представляемой ими страны. Я же думаю, что, как гласит одна поговорка, всегда лучше быть первым в деревне, чем последним в городе. Тем паче, что и деревенька неплохая – и с металлургическим комбинатом, и с цементным заводом, и с оборонными предприятиями, и с электростанциями знатными. Посему рациональным кажется прекращение явно дутого дела против Владимира Антюфеева, ибо оно кажется до неприличия открытым заказом, пролоббированным врагами ПМР. Не зря Военный прокурор ПМР издали учуял «липу». Господа! Говоря о «заинтересованность Военного прокурора в поспешном принятии» решения о прекращении дела Антюфеева, вы теряете лицо и объективно помогаете М.Бергману, И.Илашку, М.Гимпу, Д.Киртоакэ, Т.Бэсеску и прочим «большим друзьям» Приднестровья. Если кому-то из вас кажется, что они учтут ваши «малые шаги», в том числе в возможном пересмотре «дела Илашку», то, поверьте, вы ошибаетесь! Хотя, не спорю, раскрутка «дела Антюфеева» на фоне пересмотра «дела Илашку» будет выглядеть весьма пикантно. Правда, к вам появятся уточняющие вопросы. В том числе – из Москвы. Проще всего было бы закрыть на все замки архивы ГБ для противников ПМР, укомплектовать руководство нашей спецслужбы настоящими профессионалами, выгнать вон Бергмана; назначить послом Приднестровья в Москве не врага независимости ПМР, а порядочного человека и подкованного дипломата, вместо метаний и односторонних уступок твёрдо защищать на переговорах государственные интересы республики. И тогда мероприятия, вроде Коллегии МГБ ПМР от 22 декабря 2011 года, станут попросту не нужны.

Андрей Сафонов, политолог
 

Сергей

Старший хранитель
Сафонофф рулит,все равно не будет Пссидентом......................
 
Сверху