ЕВРОПА ПОСЫПАЕТ ГОЛОВУ ПЕПЛОМ. ЧТО ОСТАЕТСЯ ДЕЛАТЬ НАМ, РУМЫНАМ

КакБыЯ

Читатель
Сегодня 21:03
46957.jpg


Знаю, что материал, приведенный ниже, будет воспринят в штыки правой прессой и лжедрузьями нацменьшинств Республики Молдова.


Не исключены и обвинения в румынском национализме, ксенофобии, этнической нетерпимости и в призыве дестабилизации межэтнической гармонии. Этим материалом я обращаюсь, прежде всего, к молдавским читателям, неважно, считают ли они себя румынами или нет, к читателям, которые мыслят критически, менталитет которых выходит за рамки идеологических коммунистических( российских) клише. В то же время я обращаюсь и к нашим политическим элитам, в том числе к депутатам парламента, к тем, кто издает законы, чтобы они были внимательнее к процессам, которые прослеживаются в области национальных отношений в самых развитых странах Европы.

Призрак бродит по Европе, призрак антимультикультурализма

Что-то происходит со старой демократической Европой. На протяжении полувека она учила нас, как вести себя с национальными меньшинствами, а недавно изменила мнение. И вот самые развитые страны старого света — Германия и Англия объявили, что отказываются от доктрины «мультикультурного государства».

Первыми были немцы. Ещё в октябре 2010-го канцлер Ангела Меркель признала, что «попытка строительства мультикультурного общества в Германии полностью провалилась», а иммигранты должны приложить больше усилий для того, чтобы интегрироваться в общество, в том числе изучая немецкий язык.

«В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили, что они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут, но этого не произошло. И, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился», — заключила Меркель.

После деклараций канцлера Германии последовало заявление британского премьера Дэвида Кэмерона, которое он произнес недавно в Мюнхене во время пресс-конференции на тему безопасности. Вот самые важные идеи речи Кэмерона:

«Свобода слова, свобода вероисповедания, демократия, верховенство закона, равные права вне зависимости от расы, пола или сексуальной ориентации — это то, что характеризует нас как общество. Принадлежать этому обществу — значит верить в эти ценности. В своих странах мы должны недвусмысленно и упрямо отстаивать принципы, которые защищают нашу свободу. Иммигранты должны изучать английский и говорить на нем, каждый человек от министра до простого избирателя должен активно противостоять тем, кто придерживается экстремистских взглядов; надо отказаться от пассивной толерантности и политики мультикультурализма, которая поощряет сегрегацию, жизнь в разобщенных и отделенных друг от друга общинах.

Мы потерпели фиаско в попытке предоставить общее видение обществу, которого придерживались бы все; мультикультурализм заставил некоторых членов белого сообщества чувствовать себя неловко, быть неправильно понятыми; расизм и нетерпимость осуждаются, но когда недопустимые мнения исходят из уст представителей не белого сообщества, мы ведем себя слишком осторожно в осуждении их».

Мы, бессарабцы, могли бы подписаться под каждым из этих пунктов с уточнением, что наши «мусульмане» — это русофонское меньшинство, которое через 20 лет после краха СССР и провозглашения независимости Республики Молдова не желает ( читай: ему не позволяют) лингвистически и духовно интегрироваться в молдавское общество.

Меньшинства живут в параллельном мире

Мы должны признать одну вещь: хотя СССР исчез с карты мира и мы получили независимость, а руководство страны сформировано из «наших молдаван», статус титульной нации, которая дала название этому государству, то есть статус молдаван, этнических румын практически не изменился. Русский язык продолжает доминировать благодаря ТВ, русским газетам, более того, доминирует психология «подданных Империи». И сегодня, как и два десятилетия назад, если к разговору пяти человек подключается русский, все переходят на русский язык. Законодательство в области языка, принятое 31 августа 1989 года, не затронуло русских, а только молдаван, которых обязали во имя «гармоничного билингвизма» и дальше принимать русский язык во всех областях человеческой деятельности.

После маленьких побед 90-х годов (триколор и герб) ничего не последовало. У нас нет права на правильное название языка, русский остается рабочим языком в госучреждениях, депутаты говорят на русском в парламенте, города, в том числе столица, заполнены рекламой на русском языке, языком бизнеса (большого бизнеса) продолжает оставаться русский, носителей румынского языка унижают день за днем в любом магазине, где их просят «говорить по- людски», и т д и т п. Закон о «функционировании языков» — мертвый, и хоть он «функционирует» на протяжении двух десятилетий, не было хотя бы одного случая, когда кто-нибудь был наказан за его нарушение.

Таким образом, так — называемое русское нацменьшинство( украинцы, русские, болгары, и т д)живет в параллельном мире, который не пересекается с молдавским. Это меньшинство всегда смотрело на восток и голосовало иначе, нежели молдаване, учило нас, как называется наш язык, и к какой нации мы принадлежим. Мы привыкли к подобному наглому поведению, а кишиневские политики, в том числе так — называемого правого толка даже поощряют подобное поведение. Всегда во имя «межэтнической гармонии» нарушаются наши права, большинства. Меньшинства не уступили ни одну из своих привилегий, напротив, бывшее коммунистическое руководство страны консолидировало на законодательном уровне право не интегрироваться.

Таким образом, мы пришли к ситуации, когда любое проявление чести молдаванина жестко санкционируется и расценивается как румынский национализм, расизм, ксенофобия и призыв к межэтнической ненависти. Элементарное и фундаментальное право народа правильно определять, как он называется и на каком языке говорит, объявлено преступлением против «молдавской государственности».

Вина за это лежит на нас, но и, прежде всего, на «национальной» политической элите, которая во имя определенного числа голосов, которые она другим способом не получит, кокетничает с меньшинствами, не ставит им ни одного условия, которые должно ставить цивилизованное государство и, таким образом, сохраняет для них статус этнического анклава, государства в государстве. Вы слышали когда-нибудь, чтобы хоть один политик поставил на место тех, кто высказывается за придание русскому языку статуса второго государственного или говорит об этнической, лингвистической и культурной безопасности государства, которое якобы любит? Тратятся огромные суммы из бюджета на содержание так — называемого Бюро межэтнических отношений, которое занимается чем угодно, но только не гармонизацией межэтнических отношений«. Также платятся деньги в Парламент( из налогов молдаван) для содержания переводчиков для депутатов коммунистов, которые не знают румынского языка. Кто-нибудь хоть когда-нибудь возмущался?

Продолжаем жить в большой Лжи

Европа поняла и открыто признала- политика мультикультурализма потерпела поражение, она противоречит национальным интересам и представляет собой реальную угрозу для национальной безопасности государств. Что могут сказать в этом отношении наши элиты, которые клятвенно заверяют, что разделяют европейские ценности? Понимают ли они, что наше стремление к этим ценностям невозможно без признания и принятия меньшинствами настоящих ценностей- лингвистических, литературных, научных и т д большинства населения, ценностей, которые были, есть и будут румынскими? Как долго мы будем ходить вокруг да около? Мы жили в большой Лжи пять десятилетий до 1990 года. После небольшого периода пробуждения мы вернулись к большой Лжи, в которой живем уже 20 лет. Бессарабия разрушается- молодые и здоровые бегут за границу, а старые и больные остаются здесь умирать. За 20 лет ни одно руководство не проводило политику в пользу молдаван, а в пользу меньшинств. Коммунисты даже приняли для них специальный закон о меньшинствах, в то время как нам по-настоящему нужен закон, который защищал бы фундаментальные права титульной нации.

P.S. На прошлой неделе некоторые «патриоты» и «борцы с мафией» обвинили меня в том, что я вместо того, чтобы обсуждать актуальную тему «о двойном гражданстве Плахотнюка», занимаюсь «мелочью», обсуждая национальную идентичность и необходимость сохранения исторической памяти. Я уверен все же, что большинство наших читателей поддерживают нашу точку зрения, а именно, что настоящая пресса и настоящие журналисты не должны покупаться только на сенсации и скандалы. Борьба бессарабцев за их право на идентичность и историческую память на этом далеко не завершена, и мы обязаны не упустить флаг из рук.

Kostia Tanasea
Источник: http://enews.md/articles/view/1083/
 

КакБыЯ

Читатель
Знаю, что материал, приведенный ниже, будет воспринят в штыки правой прессой и лжедрузьями нацменьшинств Республики Молдова.
А знали бы вы как этот будет воспринято Приднестровцами :)
 

Сникерс

Талант
Что-то происходит со старой демократической Европой. На протяжении полувека она учила нас, как вести себя с национальными меньшинствами, а недавно изменила мнение. И вот самые развитые страны старого света — Германия и Англия объявили, что отказываются от доктрины «мультикультурного государства».

Первыми были немцы. Ещё в октябре 2010-го канцлер Ангела Меркель признала, что «попытка строительства мультикультурного общества в Германии полностью провалилась», а иммигранты должны приложить больше усилий для того, чтобы интегрироваться в общество, в том числе изучая немецкий язык.

Им наплевать на это... строгость закона только может их заставить... например не сдал немецуий язык и литературы - сразу депортация, тогда зауважают!

Мы, бессарабцы, могли бы подписаться под каждым из этих пунктов с уточнением, что наши «мусульмане» — это русофонское меньшинство, которое через 20 лет после краха СССР и провозглашения независимости Республики Молдова не желает ( читай: ему не позволяют) лингвистически и духовно интегрироваться в молдавское общество.
А тут ...

После маленьких побед 90-х годов (триколор и герб) ничего не последовало. У нас нет права на правильное название языка, русский остается рабочим языком в госучреждениях, депутаты говорят на русском в парламенте, города, в том числе столица, заполнены рекламой на русском языке, языком бизнеса (большого бизнеса) продолжает оставаться русский, носителей румынского языка унижают день за днем в любом магазине, где их просят «говорить по- людски», и т д и т п. Закон о «функционировании языков» — мертвый, и хоть он «функционирует» на протяжении двух десятилетий, не было хотя бы одного случая, когда кто-нибудь был наказан за его нарушение.

Тормозит этот процесс бо много русских в Молдавском бизнесе и нерешенность Приднестровского конфликта... В начале 90-х много ошибок наделали в Кишиневе.
 
Сверху