Если бы...

pinr

Старший хранитель
  • Если бы не было «крымской весны»: альтернативный сценарий

Судя по всему, история аннексии полуострова претендует на то, чтобы войти в учебники как главный российский «поворот не туда».
Два года назад российские солдаты вышли на улицы крымских городов. Триколор над зданиями органов власти, «тигры» возле украинских военных частей и ритуальные разговоры на ТВ о «самообороне Крыма». Это было время, когда нефть стоила $110, доллар – 35, холодильник даже не собирался входить в диссонанс с телевизором, а Москва председательствовала в «большой восьмерке». В 2016-м все это выглядит как осколки разлетевшейся вдребезги реальности.

Категории «сослагательное наклонение» у истории, может, и нет, а вот раздел «трагические ошибки» – очень даже. Судя по всему, история аннексии полуострова претендует на то, чтобы войти в учебники как главный российский «поворот не туда». Просто по масштабу собственных последствий, как для самой России, так и для всего мира. Жонглировать сослагательными наклонениями дело неблагодарное, но все-таки давайте попробуем.

Если бы не история с полуостровом, то Украина 2016-го очень бы напоминала Украину 2006-го.

Вся реальность последнего полугодия – это не итог украинской революции. Это итог российской контрреволюции

ДНР и ЛНР не существует, потому что они стали возможны лишь как второй акт «крымской пьесы». Украинские политики первого эшелона ездят в Москву договариваться о скидках на газ. Попутно идет торг об условиях нового кредита. Москва, которая подчиняет свою экономику интересам своей политики, заставляет Киев подчинять свою политику интересам своей экономики. В украинском парламенте одна из крупнейших фракций принадлежит коммунистам и бывшим членам Партии регионов. За тех и других проголосовали просоветски настроенные избиратели Крыма и Донбасса.

Добровольческих батальонов нет. Волонтерское движение сошло на нет, как и общественная мобилизация в целом, достигшая своего апогея в первые месяцы после бегства Януковича. Украинская армия задумчиво глядит на свои танки, пытаясь понять, могут ли те стрелять и ездить. Тех, кто говорит о потенциальной военной угрозе со стороны России, называют провокаторами. Европа твердит о необходимости учесть российские интересы перед ратификацией соглашения об ассоциации. Из-за «особого мнения» Москвы решено отложить внедрение большинства норм этого документа. Барак Обама призывает Москву и Киев к плодотворному сотрудничеству и диалогу во благо глобального рынка.

Андрей Макаревич поет на корпоративах «Газпрома», Лев Шлосберг не интересуется псковскими десантниками. В Крым из Киева назначена компромиссная фигура нового губернатора, крымско-татарский меджлис получает десяток постов во власти. Украинский парламент полуострова принимает очередное заявление о том, что регион является «мостом дружбы между Украиной и Россией». Имя Игоря Коломойского в России известно в лучшем случае Роману Абрамовичу.

«Беркут» переименован в «Кондор» и продолжает служить в МВД. В Донбассе новые губернаторы, которые твердят о том, что стабильность региона превыше всего. Александр Захарченко продолжает торговать окорочками; Денис Пушилин – старший менеджер МММ; Павел Губарев принимает заказы на проведение детских праздников, следя за тем, чтобы в костюмах Деда Мороза не завелась моль. Главный законодатель региона – Ринат Ахметов, который готовит политический реванш. Тем более что в его распоряжении остаются шесть миллионов избирателей.

В Одессе те, кому не лень, ходят с пророссийскими и европейскими флагами; те, кому лень, – купаются в море. Большинство страны все так же не знает, где находятся Славянск, Саур-Могила и Горловка. Айдар – река в Луганской области; Семен Семенченко воспитывает четверых детей вдали от стен Верховной рады. Загоревшие голландские туристы на «боинге» благополучно вернулись домой из Малайзии.

Не существует человека, который мог бы распустить Майдан по домам, но человек, который отдавал приказ на проведение «крымской весны», есть

Россия обсуждает санкции – те, которые сняли с Кубы. Главное событие последних лет – выигранная Олимпиада. Главное ожидание – чемпионат мира по футболу. Нефть дешевеет в три раза, но стране с госдолгом каких-то $50 млрд все готовы дать взаймы. Увешанный бутафорскими «георгиями» Игорь Стрелков колесит по реконструкторским фестивалям, посвященным столетию Первой мировой. Дмитрий Киселев рассказывает о недальновидности Вашингтона, породившего фундаменталистов на Ближнем Востоке. Завязшие в Сирии США просят российского посредничества на переговорах с Дамаском. Карателями называют тех, что сражается с режимом Башара Асада. «Россия-24» твердит о хунте в Таиланде, ограничивающей благоденствие русских экспатов.

Владимир Путин прилетает в Киев, вместе с Петром Порошенко возлагает цветы к мемориалу «Небесной сотни». На совместной пресс-конференции говорит о приоритете международного права. Дмитрий Рогозин заявляет, что Украина должна оставаться внеблоковым государством во имя сохранения кооперации в военно-техническом комплексе обеих стран. Сергей Глазьев на телеэфирах описывает экономические неурядицы из-за ассоциации с ЕС и сулит Украине оставшиеся транши из обещанных $15 млрд. В Киеве обещают подумать.

В Крым каждое лето приезжает шесть, да что там – семь миллионов туристов. Лидер «Русского единства» Сергей Аксенов воюет с регионалом Владимиром Константиновым за деморализованный электорат Партии регионов. Беларусь все так же не производит креветки и пармезан. «Газпром» закачивает газ в украинские подземные газохранилища. О местонахождении Виктора Януковича официально ничего не известно.

Этот список можно продолжать, уточнять или оспаривать. Но факт в том, что Украина действительно могла бы застыть или даже вернуться во времени. Вся реальность последнего полугодия – это не итог украинской революции. Это итог российской контрреволюции.

Не существует человека, который мог бы распустить Майдан по домам, но человек, который отдавал приказ на проведение «крымской весны», есть. В Киеве на площади была коллективная воля, но в случае аннексии полуострова – персональная. Вопрос «чего вы добились Майданом» имеет вполне конкретный ответ: избавились от людей, превративших коррупционно-олигархическую Украину в криминальную. Но все, что произошло потом, – это лишь ответ на вопрос «чего вы добились аннексией Крыма».
 

Dmxmd

*** *** ***
Почему Путин ограничился Крымом

Два года назад Россия захватила украинский Крым, подло нарушив международные договоренности. Западные аналитики и так называемые российские «национал-патриоты» задаются простым, но одновременном сложным вопросом: почему Владимир Путин ограничился аннексией полуострова? Имея в руках «легитимного» президента Виктора Януковича, он мог «развить успех», захватив территории на востоке Украины. Агрессивные планы Москвы сломали украинские добровольцы и коллективный Запад, серьезного противостояния с которым Путин подсознательно очень опасается, пишет Сергей Стельмах, политический обозреватель, для Крым.Реалии.

На первый взгляд, Кремль мог провернуть в Украине нечто подобное тому, что российская армия сейчас вытворяет в Сирии, где как бы законный президент Башар Асад «пригласил» российского коллегу помочь в войне против оппозиции. В первые дни после победы Революции Достоинства в Киеве, Путин обратился к Совету Федерации с просьбой дать разрешение на ввод войск в нашу страну. Помню, как русские шовинисты и прочее красно-коричневое отребье ликовали в социальных сетях, заранее празднуя победу над «недогосударством» Украиной. По логике вещей, одновременно с аннексией Крыма, российские власти могли получить официальную «просьбу» от Януковича о «помощи в наведении конституционного порядка».

Далее – масштабное наступление российской армии вплоть до Днепра, возвращение «дважды несудимого» президента на танке, раскол Украины, создание марионеточного государства – Левобережье вместе с Крымом. С точки зрения российских шовинистов, такой сценарий был наиболее вероятным. И в этом есть определенная логика. Если уж в Кремле реально считают крах СССР «геополитической катастрофой», последствия которой нужно исправить, то Путин должен был действовать именно так. Тем более, что в Киеве еще не было власти как таковой.

Вместо этого Кремль решился на «полумеру» – оттяпал Крым. Действовали как городская шпана: выскочил из-за угла, ударили твердым предметом по голове, обчистили «клиента» – и удрали. Тут нет ничего удивительного. Путин хвастался в известной книге «От первого лица», что в подростковом возрасте книг не читал, зато состоял в уличных бандах. Там и научился.

Почему Москва на фоне эйфории «Крымнаша» не решилась воевать против Украины широким фронтом? Ведь сначала Россия ограничилась отправкой денег и террористов на Донбасс; и только когда стало очевидно, что «народным республикам» не продержатся без прямой поддержки, в ход пошла регулярная армия. Но и тут, судя по военным операциям, целью было остановить наступление ВСУ, а не разгромить и уже тем более не «дойти до Киева». Ответ простой: Путин испугался. Диктаторам всегда свойственны паранойя и внутренние сомнения. Даже таким мелким и несуразным, как нынешний хозяин Кремля. Последние 25 лет Москва лезла в драку только с маленькими и слабыми: Чечня, Грузия, Молдавия. Наша страна гораздо крупнее. Кремль никогда прежде еще не сталкивался с таким противником.

Уже слышу, как жертвы российское пропаганды рассказывают о «модернизированной российской армии», «перевооружении» и прочих реформах, которые якобы проворачивали в бытность Дмитрия Медведева президентом Российской Федерации. Действительно, именно при нем создавали так называемые силы специальных операций и приняли законодательные изменения, позволяющие использовать войска за пределами страны, но это ровным счетом ничего не говорит. Во-первых, силы спецопераций не рассчитаны на удерживания оккупированных территорий. Их задача войти, сделать дело и сразу выйти. Они подобны скальпелю, а для широкой войны против Украины нужны, условно говоря, штыки и сапоги для контроля над территорией.

Во-вторых, украинцы – народ упертый. Путин с Медведевым это прекрасно знают, а мощное добровольческое и волонтерское движение серьезно обломало их планы. Создание марионеточного государства на востоке страны сопровождалось бы огромными расходами, партизанщиной, диверсиями. Оккупированные территории нужно хоть как-то обеспечивать, а Москва не может прокормить и своих граждан. Донецкие «русскомирцы» ей не нужны тем более.

Судя по кремлевским шараханьям, Путин всерьез опасался, что украинская кампания повторит судьбу печально известной Зимней войны 1939-1940 годов. Сталин с Молотовым тоже думали, что закидают финнов шапками, создав еще одну «советскую республику». Суоми явно не горели желанием становиться частью Советского Союза, и так заехали коммунистам по зубам, что в Москве запомнили надолго. Пусть финны в итоге и потеряли часть территории, но зато они сохранили государство и национальную честь.

В-третьих, подобное развитие событий привело бы к еще более жесткому конфликту с Западом. Нынешние санкции (во многом косметические) добивают хилую сырьевую экономику России. Решись Москва на вышеописанные действия, финансовую удавку на шее путинского режима затянули бы гораздо быстрее и жестче. Масштабная война почти в центре Европы не оставила бы Кремлю никаких шансов против Запада. США пришлось бы вооружить Украину. Помните, как в Кремле бесились только от одного упоминания, что Киев может получить американские противотанковые комплексы Javelin? Там понимали, подобное вооружение не оставит камня на камне от мифа о «непобедимости» российских вояк и их якобы профессионализма.

Официальная Москва, несмотря на агрессивную риторику и показушный антиамериканизм, опасается перегнуть палку в отношениях с Вашингтоном. С одной стороны, русские трясут кулаком, а с другой – российская пропаганда впадает в неописуемый восторг только от того, что президент США БаракОбама соизволил поговорить с Путиным. В Кремле боятся, что американцы перестанут с ними разговаривать и начнут молча давить. На днях кремлевский главарь настолько возрадовалсятелефонному разговору с Белым домом, что по итогу записал целое видеообращение к нации.

Путина изначально не интересовала никакая «Новороссия».

Ему нужно только политическое и экономические влияние на нашу страну, дабы Украина и дальше оставалась таким себе модернизированным продолжением УССР. Он захватил Крым, разжег и поддерживает конфликт на Донбассе ради того, чтобы Украина стала «больным человеком Европы». Жертв должно быть не слишком много, чтобы санкции не ужесточили, но и не слишком мало, дабы можно было и дальше разлагать страну изнутри. Ставка делается на то, что европейцам и американцам «надоест» поддерживать Киев. Вот и весь «хитрый план».

Некоторые российские аналитики из числа «патриотической оппозиции» постоянно упрекают Кремль, что он «бездарно присоединил» Крым, не заставил Киев подписать безоговорочную капитуляцию, не прорубил «сухопутный коридор», не создал «Новороссию» из ряда областей Украины. Теперь «Крымнаш» обречен сидеть без воды, электричества, нормального транспортного сообщения. Пресловутый Керченский мост можно ждать хоть до Второго пришествия, а кушать хочется уже сейчас.

Господа «ватники», неужели вы еще ничего не поняли? Кремлю плевать на ваши фантазии и пожелания с высокой колокольни. У него другие планы.

Copyright © 2015 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода
 
Сверху