Белоруссия: кризис, дефицит и ажиотаж

Nistru

Хранитель форума
лукашенко.png
24 мая 2011г.​

В Белоруссии ажиотажный спрос на продукты, технику, валюту. Резко выросли цены на потребительские товары. Национальная валюта девальвирована. Ситуация напоминает кризис 98 года, говорят наблюдатели. Как могут развиваться события дальше, Вести.Ru спросили у экспертов.​
В стране введут государственную монополию на импорт потребительских товаров. Перечень импортеров принят, отмечает Минский горисполком. В перечень импортеров потребительских товаров вошли государственные оптовые базы и оптовики с долей государства.​
Ранее власти Белоруссии приняли постановление № 601, согласно которому министерству торговли совместно с облисполкомами и Минскгорисполкомом поручено определять оптовых операторов по обеспечению розницы импортными товарами, а также объемы и перечень таких товаров.​
Ажиотажный спрос​
На прошлой неделе в Белоруссии наметился ажиотажный спрос на некоторые товары. Во многих населенных пунктах люди сметают с полок продукты долговременного хранения — крупы, макароны, соль. Кроме того, белорусские граждане, стремясь спасти сбережения от девальвации, начали раскупать бытовую технику, переоценку которой проводят едва ли не каждый день. Среди наиболее востребованных товаров — холодильники, стиральные машины, телевизоры, СВЧ-печи, пылесосы.​
Повышенный спрос на товары привел к тому, что белорусское правительство выступило с заявлениями о «стабильной ситуации на потребительском рынке» и готовности полностью обеспечить спрос населения. В частности, вице-премьер Белоруссии Сергей Румас заявил: «В целом на потребительском рынке ситуация стабильная. Правительство контролирует ее и принимает все необходимые меры».​
В министерстве торговли Белоруссии предпочли назвать виновниками положения на рынке самих граждан. «Создавая искусственную панику, покупатели сами провоцируют несанкционированный вывоз нашей продукции за пределы республики вместо того, чтобы изготовители обеспечивали плановые экспортные поставки, зарабатывая валюту для страны и направляя ее для развития производства, освоения новых товаров», — отметили в Минторге Белоруссии.​
В то же время, в министерстве признали, что повышенный спрос на ряд непродовольственных товаров, особенно длительного пользования, вызван, прежде всего, нестабильностью белорусского рубля, что спровоцировало диспаритет цен на отдельные товары белорусского и зарубежного производства в долларовом выражении. «Данная ситуация носит временный характер», — считают в Минторге, сообщает «Интерфакс».​
Цены на импортные и белорусские продовольственные товары продолжают стремительно расти. По данным Белстата, в апреле растительное масло подорожало на 22,4%, черный чай — на 14,2%, майонез — на 13,9%, рыба мороженая — на 13,6%, сельдь соленая — на 11,1%, кофе — на 9,5%, крупы и бобовые — на 8,2%.​
При этом больше всего выросли цены на фрукты и овощи, которые преимущественно завозят из-за рубежа. Так, помидоры подорожали на 37,7%, перец сладкий — на 30,9%, капуста — на 26,1%, огурцы — на 20,4%, чеснок — на 16,6%, свекла — на 15,8%, морковь — на 11,8%, картофель — на 7%, лук — на 6,6%. Фрукты подорожали на 15,7%, в том числе яблоки — на 19,6%, бананы — на 19,5%, цитрусовые — на 18%.​
Уроки кризиса 98 года​
«С белорусским рублем происходит ровно то, что происходило с российским рублем в августе 1998 года. Причем, если с начала года белорусский рубль по отношению к доллару США подешевел более чем на 80%, то девальвация отечественной валюты после крушения пирамиды ГКО была намного масштабнее. Более 300%: c 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля за доллар на 1 января 1999 года», — пояснил Вестям.Ru аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский.​
Так что белорусскому рублю есть куда падать, конечно, в том случае, если Россия не поможет стабилизационным кредитом и не пополнит золотовалютные резервы Белоруссии, считает эксперт. Что касается причин падения белорусского рубля, то они просты и известны.​
В первую очередь, это постоянный рост в течение десяти лет дефицита торгового и платежного баланса. На протяжении нескольких лет Белоруссия выступала импортером многих товаров, но до поры не испытывала значительных затруднений. Более половины импорта в страну составляют российские энергоносители.​
Рост цен на сырье и отмена льгот для Белоруссии со стороны России привели к увеличению внешнего долга страны, который в последние годы приобрел угрожающий размер. Внешние заимствования Белоруссии достигли 50% от объема ВВП, и источников «латания дыр» в платежном балансе уже нет.​
Вторая причина валютного кризиса в Белоруссии — управляемая в «ручном режиме» плановая экономика. Социальное государство — это благо для населения, но в долгосрочной перспективе подобная политика губительна для экономики, отметил Вязовский. В разгар кризиса, когда объем экспорта падал, а переход на внутреннее потребление был невозможен, белорусские власти продолжали направлять средства бюджета на повышение доходов населения перед выборами, раздавали социально ориентированные кредиты.​
«К примеру, молодая семья могла взять ипотечный кредит по ставке 1% годовых, а средняя зарплата в Белоруссии только за 2010 год выросла на 25%. Рано или поздно это предвыборное изобилие должно было закончиться. Сейчас мы наблюдаем агонию белорусской плановой экономики», — подчеркнул Вязовский.​
Что делать?​
Как выйти из этого кризиса? Так же, как решала проблемы Россия: стабилизационные кредиты от МВФ (в данном случае — от Минфина России или ЕврАзЭС), масштабная приватизация, затягивание поясов в социальной сфере, отказ от искусственного регулирования валютного курса со стороны властей.​
Такие же трудности и у Греции, Португалии, Испании и прибалтийских государств. Там также существуют элементы госрегулирования экономики, отмечены и «валютные войны». Но многое упирается в цены на энергоносители. США могут напечатать доллары и купить нужное количество нефти, а Белоруссия этого сделать не может.​
Поэтому нужно переходить к кредитованию и взаиморасчетам в рублях между Россией и Белоруссией, тогда появятся реальные рычаги регулирования притока наличности. «Хочется верить, что постепенно паника среди населения спадет, и дела в дружественной России стране поправятся», — считает Вязовский.​
Если власти Белоруссии снимут все ограничения на курсообразование белорусского рубля, то он основательно просядет, что породит серьезную инфляцию и трудности на кредитном рынке. Пострадают банки, которые набрали иностранных кредитов, но таких не очень много, считает главный экономист ИК «Ай Ти Инвест» Сергей Егишянц. «Затем положение стабилизируется, золотовалютные резервы начнут расти, и дела в экономике Белоруссии тоже улучшатся, как в России в 1999–2000 годах», — отметил Егишянц Вестям.Ru.​
Обычная макроэкономика. Предвыборный популизм с раздачей подарков после некоторого запоздания возвращается бумерангом с обычным набором неприятностей: дефицит, рост цен, черный рынок. Так оценивает положение в Белоруссии старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Михаил Субботин.​
«Всегда баланс между внутренней и иностранной валютой складывается в зависимости от того, сколько страна заработала на внешней торговле и сколько товаров произвела и продала на внутреннем рынке. Дисбаланс какое-то время можно блокировать административными мерами. Но недолго. В последние годы курс белорусского рубля начал множиться, как это было в советское время со знаменитым „инвестиционным курсом“ рубля, который был одним для Запада, другим — для стран СЭВ, третьим — для развивающихся стран», — пояснил Субботин Вестям.Ru.​
В Белоруссии предприняли попытку построить квазирыночную, во многом советскую экономику. Следствием чего стал дефицит товарной продукции. Многие эксперты полагают, что дело не во внешних шоках, а во внутренних проблемах белорусской экономики, в методах госрегулирования.​
Что будет с белорусским рублем, введут ли в Белоруссии российский рубль? Переговоры идут уже много лет. «Такой переход должен был бы сопровождаться, как принято говорить, „непопулярными мерами“, чего руководству Белоруссии очень хотелось бы избежать. Либо нужно реальное сближение с Россией и взятие Белоруссией на себя определенных обязательств, чтобы получить помощь от восточного партнера», — заключил Субботин.​
Новость на сайте «Вести.Ру»
 

Джин

Талант
Смотрел выступление Лукашенко .. по его словам все нормально :)
 

SANTA

Главный Дракон
Уверен вот в чём: сама Белоруссия панику не поднимает, причём не из-за их жёсткой цензуры, там сейчас жопа с валютой, но все знают почему, это временно и связано это с тем что до 1 июля все автомашины поставленные на учёт в Белоруссии смогут быть безпошлинно переоформлены в России, это по соглашению о таможенном союзе. А с 1 июля у них будет одинаковая с Белоруссией ввозная пошлина на автомобили, которая сейчас в Белорусси ниже. Вот и получилось что все сейчас кинулись скупать валюту для приобретения авто в Польше и Германии для последующей продажи в РФ. Знаю это человек от 10 проживающих в Гомеле, Витебске и Барановичах, постоянно общаюсь с ними на автомобильном форуме.
 

Nistru

Хранитель форума
«Мы считали, что деньги берутся из воздуха»

Лукашенко и Кудрин заочно поспорили по поводу белорусской приватизации

m495006.jpg
27 мая 2011, 21:45

Президент Белоруссии отказался продавать ведущие предприятия страны. Именно так он ответил на прозвучавшие ранее заявления по поводу подготовки к приватизации ряда активов. Однако глава российского Минфина Алексей Кудрин сказал, что без приватизации никаких кредитов Белоруссия не получит. При этом сам Лукашенко покаялся в своей экономической политике.
Глава Белоруссии Александр Лукашенко в пятницу на совещании о текущей ситуации на валютном и потребительском рынках заявил о своем несогласии с объявленной российским вице-премьером Алексеем Кудриным программой приватизации белорусских госактивов. Ранее Кудрин заявил, что Белоруссия должна в 2011–2013 годах продать госпредприятий минимум на 7,5 млрд долларов.

«Никакой бандитской распродажи страны не будет. Никто ни МАЗ, ни «Белкалий», ни БелАЗ, ни БМЗ никто ничего не купит без моего ведома», цитирует главу Белоруссии «Интерфакс». По его словам, «в ажиотажном котле СМИ некоторые политики из-за границы начали выстраиваться в очередь и кричать: завтра Лукашенко начинает продавать активы наиболее ликвидных предприятий». «И даже суммы начали называть 7,5 миллиардов долларов», говорит президент, явно имея в виду заявление Кудрина.
«Я даже один актив за такую сумму не продам», – предупредил Лукашенко. «Желательно, чтобы в этой очереди кто стоит первый крикнул последнему: Расходитесь! Продажи не будет, тем более за бесценок, как кое-кто это хочет прихватить», – говорит белорусский Батька.
Россия жестко осекла Лукашенко. Алексей Кудрин в ответ еще раз дал понять: приватизация крупных белорусских активов является главным условием предоставления кредита ЕврАзЭС Минску.
Кудрин поясняет, что приватизация является важным источником получения валюты, а «валюта как раз нужна для поддержания платежного баланса и, соответственно, решения валютных проблем Белоруссии». Российский вице-премьер пытается донести до Минска, что без приватизации страна не справится с кризисом. «Не проводить приватизацию – это означает не получить эту валюту и тем самым не решить этих проблем, белорусских проблем. Поэтому, конечно, это (приватизация – прим. ВЗГЛЯД) входит в условия предоставления кредита», – подчеркнул Кудрин.
Решение о предоставлении Белоруссии стабкредита из антикризисного фонда ЕврАзЭС на 3 млрд долларов в течение трех лет должно быть принято 4 июня. В Минске с оптимизмом ждут этого решения, заметил в пятницу источник «Интерфакса» в госорганах.
Между тем утверждениям белорусского президента противоречат слова российского премьера, высказанные немедленно после заявления Лукашенко. Владимир Путин заявил, что сделка по покупке Газпромом оставшихся 50% госакций Белтрансгаза находится в завершающей стадии. Газпром ранее уже приобрел первые 50% акций белорусского предприятия за 2,5 млрд долларов.
Российское правительство и Газпром уже оценивали эти инвестиции как неэффективные, и тот же Кудрин не видел экономической целесообразности покупать оставшиеся 50% госакций Белтрансгаза. Эксперты не раз говорили, если эта сделка все-таки состоится, то она будет носить не экономический, а политический характер. Это будет подарок России Минску.

В пятницу Путин высказался дипломатичней, заявив, что покупка Газпромом еще 50% акций Белтрансгаза «в целом неплохое для нас приобретение, но не обязательное». При этом премьер отметил, что белорусская сторона также заинтересована в этой сделке. «Я имею в виду, что если Газпром будет владеть 100% в Белтрансгазе, то тогда он увереннее будет вкладывать в развитие этой газотранспортной системы», заявил премьер.
На этом фоне недовольство Лукашенко требованием приватизации госактивов кажется странным. Тем более что о ее необходимости говорят не только российские, но и белорусские экономисты. Впрочем, до поры до времени Лукашенко, несмотря на все доводы экономистов, уверял общественность, что Минск не пойдет на девальвацию рубля. До конца мая опустить рубль все-таки пришлось.
Кто виноват и что запретить
Выступая в пятницу на совещании, Лукашенко в очередной раз напомнил, кто виноват в том, что страна в кризисе. В росте цен и падении курса рубля Лукашенко винит ажиотаж, созданный белорусами.
По его словам, «на соль и уксус, на которые был ажиотаж, тоже нужна валюта? Нет!» «Когда уксус начали скупать, я просил: у нас водка в магазинах есть? Ажиотажа нет. Так зачем вы уксус покупаете?» – удивляется президент. «Грешным делом, я подумал, что народ начал пить уксус от расстройства. Сами виноваты, что создали ажиотаж», – считает Лукашенко. «Я предупреждал, что если будет ажиотажный спрос, то начнут прыгать цены, валюта (курс рубля – прим. ВЗГЛЯД)», – подытожил глава государства. Лукашенко заявил, что ему стыдно за белорусский народ, создавший в стране ажиотаж.
Лукашенко озвучил интересные данные закрытого опроса общественного мнения по ситуации в стране. Около четверти опрошенных согласны с мнением Лукашенко «кто виноват», так как обвиняют в кризисе самих себя, и только 10% – главу государства. Еще 24% опрошенных заявили, что виноват мировой финансовый кризис и 20% обвиняют правительство и местные органы власти, рассказал Лукашенко.

По его словам, «если говорить о персоналиях, то обвинения, прежде всего, направлены против Нацбанка и лично руководителя НББ, за действия либо бездействие, которые привели к этой ситуации». «Радует, что только 35% готовы протестовать», говорит глава Белоруссии.
Опрос показал, что основное беспокойство людей вызывает рост цен. «Этот показатель в два раза уступает даже такому показателю, как терроризм», – рассказал Лукашенко.
Глава государства согласился, что «сегодня опережающими темпами растет импорт, инфляция бьет рекорды, нет валюты в обменных пунктах». Однако по его глубокому убеждению, то, что в обменных пунктах нет валюты, – «это не самое главное». Лукашенко аргументирует это просто: «У нас же за белорусские рубли покупают в магазинах товары», а не за доллары. «Говорят, время отпусков, в Египет захотелось. Одолжите или купите на черном рынке. Зачем вы обращаетесь ко мне за валютой, чтобы поехать в Египет? Это выше крыши, выше наглости», – призывает нарушать белорусские законы, покупая валюту на черном рынке, Александр Лукашенко.
Впрочем, кроме самих белорусов Лукашенко нашел еще парочку виноватых в кризисе. Он обвинил Таможенный союз и пошлины на российские энергоносители.
«В этом году мы имеем цену на природный газ больше, чем в Германии. Спасибо братьям-россиянам за это», – цитирует его «Интерфакс». Кроме того, «мы имеем немалые расходы на приобретение нефти».
Однако президент Белоруссии, мягко говоря, лукавит. В 2010 году среднегодовая цена на российский газ для Белоруссии была меньше, чем в 2011 году, – 187 долларов. В первом квартале 2011 года – уже 223 доллара, во втором квартале –244,7 доллара за тысячу кубометров. Однако цена российского газа на границе с Германией по долгосрочным контрактам еще больше: по экспертным оценкам, во втором квартале этого года она составила 350–355 долларов за тысячу кубометров.
По его словам, Белоруссия оказалась в неодинаковых условиях с товаропроизводителями России и Казахстана в рамках Таможенного союза. «Нам обещали, что у нас не будет таможенных пошлин после того, как мы ратифицируем все документы по Таможенному союзу. Однако у нас таможенная пошлина сохранилась. Она называется по-другому – какая-то премия для компаний, она выше одной трети таможенной пошлины», – отметил президент.
Впрочем, в конце Лукашенко все-таки признал, что в нынешнем кризисе виноваты также и правительство, и Нацбанк страны. Он рассказал, что во время мирового кризиса Белоруссия работала на склад и тратила «огромные суммы золотовалютных резервов для того, чтобы поддерживать курс национальной валюты и производство». Тогда Нацбанк, по его словам, считал это нормальным, теперь оказалось, что «не надо было работать на склад».
Лукашенко наконец-то признался, что страна жила не по средствам: «Мы продолжали социальную политику, но утратили чувство меры. Мы считали, что деньги берутся из воздуха. Надо было жить по средствам».
Однако все ошибки, по мнению Лукашенко, следует забыть. «Стоит ли сегодня посыпать голову пеплом? Мы возродили сельское хозяйство, построили и модернизировали свыше 500 предприятий. Если бы мы не спасли село, что бы с нами было сейчас? Нам бы жрать нечего было», – считает президент Белоруссии.
В конце концов, Лукашенко признался, что это по его прямому указанию Нацбанк прекратил валютные интервенции.
«Я запретил Прокоповичу (глава НББ – прим. ВЗГЛЯД) продавать не только золотой запас страны, но и валюту», – заявил Лукашенко. «Если мы и дальше будем тратить золотовалютные резервы, поддерживая экономику и курс, то можем оказаться вообще голыми», – пояснил свое решение президент.
 
Сверху