Барахолка в Тирасполе

Турок

Участник
Всем добрый день !
Барахолка - место где продают старые (поношеные) веши , значки, и прочие вещи.
Барахолка в Бендерах , находится возле автовокзала , график работы - выходные .
Барахолка в Тирасполе - где ???
Улица , дни работы ???
Заранее благодарен за ответ !!!
 

Nistru

Хранитель форума
Где центральный рынок в сторону памятника Суворову(на этой дороге находятся), график работы все дни что рынок работает, по больше на выходных, они прямо у дороги располагаются, иногда их менты прессуют.
 

Nistru

Хранитель форума
Статья из газеты Приднестровье:
НУЖНА ЛИ ГОРОДУ "БАРАХОЛКА"?

Иду недавно возле центрального продуктового рынка,что в Тирасполе, и вижу такую картину : двое дюжих сотрудников милиции обступили пожилую женщину с разложенными на близлежащей скамейке несколькими довольно ветхими парами джинсов , настойчиво требуя "освободить территорию".
" А?! Что такое, я не слышу?! — вопрошала старушка и, наконец, поняв, что от неё хотят, умоляюще промолвила: — Сейчас иду, сейчас, соберусь только." Стражи порядка терпеливо подождали, пока весь нехитрый товар не был собран, и престарелый нарушитель спокойствия (только чьего?) не отправился восвояси. Так завершился очередной, едва ли не ежедневный разгон стихийно возникающей "барахолки" в сквере за памятником Суворову по пути на продуктовый рынок. Вряд ли кто-нибудь скажет, что сотрудники милиции, пусть и выполняющие в данном случае свой долг, выглядят очень достойно. Но реальность наших дней такова, что без соответствующего патента и не в отведённом юридически под торговую деятельность месте продавать никто ничего не даст. И на первый взгляд этот принцип трудно назвать неправильным.

Если вспомнить недавнее прошлое, то при советской власти любые формы частной предпринимательской деятельности граждан были фактически запрещены. В смутный постперестроечный период в обществе возникло ощущение вседозволенности, следствием чего стало то, что уличная торговля, словно живучее растение, пробила себе доступ к свету и покупателю буквально на каждом углу. Одно время Тирасполь превратился в единое стихийное торжище, не ведавшее ни края, ни закона, не считавшееся с интересами покупателя — этого необходимейшего для любой подлинно эффективной и честной торговли звена. Между тем, торговую деятельность как таковую не сравнить с купанием в реке или пусканием мыльных пузырей. Это занятие, строго облагаемое налогом на содержание социальной сферы и различного рода государственных структур, обеспечивающих безопасность и упорядоченность торговли. Достаточно сказать, что в историческом аспекте на доходы от коммерции существовали первые города, ибо ни о какой промышленности тогда речи не шло. Да и современные мегаполисы, даже самые в прошлом индустриально развитые, те же хрестоматийные Манчестер и Бирмингем, давно переориентированы на высокие технологии и сферу услуг. С другой стороны, непропорционально высокие налоги душат торговлю на корню и препятствуют развитию во всех остальных сферах. Однако в то же время не секрет, что низкий уровень коррупции и предельная прозрачность контроля могут оказаться не менее благоприятствующей питательной средой для коммерции, чем низкие налоговые ставки как таковые, ярким примером чему служат те же скандинавские страны.
У нас же долгое время каждый торговал чем хотел и где хотел, не заботясь о патентах и налогах, в то время как законопослушный коммерсант парадоксальным образом оказывался чуть ли не в проигрыше. Неудивительно, что городская администрация нашей столицы, засучив рукава, принялась к концу 90-х— началу 2000-х наводить порядок в буйной, дикорастущей частной торговле Тирасполя, загоняя её в специально отведённые "теплицы", где так удобно регулярно снимать с этой растительности налоговые плоды. Однако опять же не секрет, что частная торговля в Приднестровье, за исключением единственного, абсолютного монополиста, имеет карликовые масштабы и соответствующие прибыли. К тому же низкая покупная способность населения в условиях, когда предприятия работают, прямо скажем, далеко не на полную мощь, а зарплата и тем более пенсия несопоставима со сколь-либо зажиточным даже по меркам провинциальной России и большинства стран СНГ образом жизни, тоже никак не способствует развитию коммерции. В таких условиях на плаву трудно остаться даже самым вроде бы преуспевающим предпринимателям, чей товар пользуется стабильным спросом. Что тогда говорить о тех, для кого вынос своих пожитков на улицу в надежде выручить за них хоть копейку — даже, скорее, не бизнес как таковой, а рассчитанный на случайную удачу промысел, помогающий сведению концов с концами и, как следствие, выживанию… Везде, в том числе в государствах с многовековыми традициями упорядоченной частной торговли, такой суррогатно-торговый, "околоторговый" промысел разрешён. Такой торг происходит, как правило, на улицах, где он давно исторически сложился и юридически узаконен, т.е., естественно, не возле знаковых символов городов и государств. Но если не возле памятника основателю города А.В. Суворову, то где-то же должно быть у жителя приднестровской столицы право вынести на продажу поношенные, старые вещи, ставшие ненужными предметы быта и т.д. Как найти компромиссный выход из данной проблемы?
Чтобы узнать позицию городских властей, я обратился с вопросами о стихийном рынке у памятника А. В. Суворову к начальнику управления торговли, транспорта и предпринимательства Эдуарду Анатольевичу Гуцолу, который ответил следующее: " Прежде всего хочу особо подчеркнуть, что никакого стихийного рынка в данном месте города не существует. Просто есть группа малоимущих пенсионеров, а также примазавшихся к ним не вполне добросовестных коммерсантов, которые пытаются осуществлять там несанкционированную торговлю, чем нарушают общественный порядок. В данном вопросе для нас важны следующие приоритеты: во-первых, возле памятника основателю города должна быть зона культуры и отдыха, процесс строительства которой ныне ещё продолжается. Ведь это фактически святое для каждого сознательного, помнящего историю тираспольчанина место и одновременно символ нашей столицы для всех гостей и приезжих. Туристы фотографируют давно ставший всеми узнаваемым символ приднестровской столицы — памятник А.В. Суворову, и что же попадает в кадр на заднем плане — разложенный торговцами ширпотреб? Неужели это достойный облик нашего города? Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов соображения безопасности. Мы живём в достаточно нестабильном мире, в котором нет места беспечности. Регулярно возникающие скопления людей в самом центре города представляют соблазнительную мишень для любого психически неуравновешенного злоумышленника. И наконец, в-третьих, мы ведь, наверное, растим подрастающее поколение. Будет у детей уважение к нашей истории и культуре, если они с младых ногтей будут приучены к факту, что "барахолка" возле главного памятника столицы — это нормально? Поэтому никакого "рынка" возле монумента А.В. Суворову не будет. Эта позиция госадминистрации тверда и категорична! Решение же проблемы, считаю, найдено. И связано оно с тем, что, как я уже говорил, данная группа граждан со склонностью к несанкционированной торговле делится на две определённо неравноценные категории. Первая — это коммерсанты, пытающиеся исхитриться, избежав причитающихся с них по закону выплат, реализовать свой новый, оптом закупленный товар. Им можно только порекомендовать легализоваться, оплатив патент на любом из столичных рынков. Вторая — это испытывающие понятные финансовые трудности пенсионеры. Для них по результатам их обращений в госадминистрацию выделены бесплатные места на вещевом рынке по ул Полецкого. Возможно, в скором будущем территория под такие зоны абсолютно бесплатной торговли будет отведена и на других рынках. Однако повторюсь, предназначены они будут исключительно для продающих старые вещи пенсионеров как мера дополнительной социальной защиты этих людей".
Между тем, выделенных на вещевом рынке по ул. Полецкого мест едва ли достаточно, а максимум, на что могут рассчитывать пенсионеры на других торговых форумах города, так это на небольшие скидки при оплате патента. Наверное, наиболее эффективным и справедливым выходом из создавшегося положения могло бы стать отведение для тираспольской "барахолки" особой территории, способной вместить большинство желающих торговать старыми вещами. При этом не стоит забывать о том, что если это гипотетическое пространство будет располагаться вдали от каких-либо признаков человеческой жизнедеятельности, то такое решение по принципу "на тебе, Боже, что нам негоже", не будет иметь смысла. Более конструктивным подходом было бы распространить нынешний достаточно перспективный опыт вещевого рынка по ул. Полецкого на другие городские "толкучки". Например, рядом с довольно бойко посещаемым рынком в Красных Казармах есть просторный пустырь, где земля уже долгие годы никак не используется. Данная территория находится в собственности одной строительной фирмы, но, если бы, к примеру, столичная администрация и эти бизнесмены нашли бы возможность как-либо взаимовыгодно договориться, то тогда город мог бы наконец на законных основаниях получить собственную "барахолку", а у старушки из центрального сквера появился бы шанс, ничего не оскверняя и никому не мешая, спокойно разложить на прилавке свои старые вещи. А кроме того, у этой пожилой жительницы Тирасполя появилось бы даже право без стыда и страха смотреть в глаза сотрудникам милиции.

Кроме того, есть обнадёживающая информация о том, что в будущем и в окрестностях центрального продуктового рынка тоже будет территория, специально отведённая под бесплатную торговлю поношенными вещами и продукцией кустарных промыслов. В любом случае, тем или иным путём, но думается, что если столица ПМР — дом для тираспольчан, в нём в конце концов должно найтись законное место и для памятника, и для парка культуры, и для рынка старых вещей…

Н. ГАВРИЛЕНКО.

/27.05.2011/
 
Сверху